Росто
28 января 2021 в 15:12 1301 0
Общество

Народная инициатива: в Орле предложили поставить памятник врачу Владимиру Турбину

Уже готов его первый набросок, который презентовали 27 января на пресс-конференции инициатор предложения орловская художница Людмила Парицкая и скульптор Олег Ершов.

Фото: InfoOrel.ru

Имя Владимира Ивановича Турбина известно многим орловцам, особенного старшего поколения. Талантливый врач-инфекционист, диагност от бога, он спас не одну жизнь. Профессиональные поступки он совершал каждый день — безотказно выезжал на каждый вызов в любое время суток. А в военное лихолетье для Орла вместе со своим коллективом совершил, на наш взгляд, настоящий гражданский подвиг, организовав по сути подпольный госпиталь для коммунистов, комсомольцев, евреев в оккупированном немцами областном центре.

«Выигранное сражение»

Вот что рассказывается в очерке В.Переверзева о событиях тех военных лет:

«— Перед приходом немцев я, семнадцатилетний, два месяца служил в истребительном батальоне под командованием майора Лачугина, — рассказывает В.Л. Цветков (также известный в Орле врач-офтальмолог — Прим.ред.).— Второго октября, ближе к вечеру, командование батальона неожиданно уехало, оставив напутствие: «Боритесь. Бейте немецких оккупантов». Мы не знали, что делать. Командиры уехали в сторону Ельца, а третьего октября утром в Орёл пришли немцы. Они хохотали на всю улицу. Им было радостно от того, что так легко захватили Орёл, все мосты целы. Через несколько дней между колоннами нашего театра уже качались тела казнённых. На каждом табличка с надписью: «партизан», «жид», «комиссар», «за саботаж», «за неподчинение».

Шел 104-й день войны, дорога на Москву была открыта. В Орле оставалось около тридцати тысяч жителей, которые не успели, не смогли или не захотели бежать (по другим данным, около 50 тысяч. Немцы перепись населения не проводили, наши — тоже), и тысячи раненых солдат и офицеров, которых Красная Армия при отступлении бросила на произвол судьбы. С государственной точки зрения все они были преступники.

Немцы заняли лучшие здания города, в том числе военный госпиталь на углу Комсомольской и Красина. Всех раненых выбросили на улицу, безногих, безруких, в окровавленных бинтах. В первый день оккупации немцы не занимались ни документами, ни проверками, ни расстрелами. Наступила ночь, страшная ночь с третьего на четвертое октября. Врачи, фельдшеры, медсестры госпиталя не оставили своих. Было принято безумное и единственно правильное решение переправить их в инфекционное отделение областной больницы, в Школьный переулок.

О Господи, они почти все были там! На носилках, на тележках, на досках, с помощью любых подручных средств они спасали наших солдат и офицеров. Кто мог идти сам, шёл сам, остальным помогали.

«Всю ночь с третьего на четвертое октября мы носили раненых», — вспоминает В.Л. Цветков.

Инфекционным отделением заведовал Владимир Иванович Турбин.

Утром следующего дня весь двор был полон стонущими и умирающими русскими солдатами и офицерами. Пришёл немец в погонах и сказал Турбину: «Это наши военнопленные. Завтра вы должны перевезти их в пункт сбора военнопленных. Если вы этого не сделаете, через час все врачи будут расстреляны».

Пунктом сбора был централ, тюрьма, одно из самых страшных мест Орла. Как бы вы поступили на месте Владимира Ивановича Турбина, на которого свалилась такая ноша?

Доктор Турбин стал первым и главным организатором лечебной помощи, потом пришли к нему хирурги. Он был великим диагностом, иными словами, всех, кого можно было спасти, он спас. Турбин распределял раненых, попутно определяя диагностику и лечение.

«И вот тогда я его увидел, — вспоминает В.Л. Цветков. — Все были распределены по палатам, по коридорам, в подсобных помещениях, каждому нашлось место». В то же время врачи и медсестры лихорадочно придумывали истории болезни. Солдаты и офицеры Красной Армии стали колхозниками ближних деревень, жителями Орла, Бог весть кем они стали, немцы уважительно относились к документам. Когда через несколько дней по городу пошли полицаи, все документы были в порядке, а на заборе отделения появилась надпись по-немецки и по-русски: «Не входить. Заразная болезнь».

Часто говорят «они исполняли свой долг», забывая, что исполнение долга в нашем Отечестве обычно организовывалось государством. Здесь ничего этого не было и в помине. Не стояло за русской больницей, за подпольным госпиталем ни партийных, ни комсомольских организаций, ни секретных служб. Только Совесть и Любовь.

Зима с 1941-го на 1942-й была страшной. Седьмого ноября ударили морозы, которые не отпускали до самой весны.

«Да, он совершил подвиг, — пишет В.Л. Цветков. — Он совершил подвиг в борьбе с тифом и другими инфекциями в условиях необычайно переполненных палат. За обнаруженную вошь или грязь он давал такой разгон, что не пожелаешь; сам сутками не покидал отделения, следил за порядком, спал в железной дезкамере, где прожаривали всё, что было на больных, сам искал насекомых, изолировал, лечил — всё сам!»

К декабрю тиф был побеждён, но надпись на заборе осталась. Странно, что их никто не выдал. Если бы гестапо узнало, что Турбин скрывает военнопленных и тех, кто прячется от угона в Германию, его вместе со всем персоналом русской больницы расстреляли бы сразу. Инфекционная больница работала до ухода немцев, а когда пришли наши, получилось само собой, что она продолжала работать. Не считая гражданских лиц, русская больница спасла около тысячи бойцов и командиров Советской Армии».

Главный хирург Советской Армии Николай Нилович Бурденко во время личного визита в областную больницу вскоре после освобождения Орла назвал организацию такого подпольного госпиталя «выигранным сражением».

Тем не менее буквально на следующий день после освобождения города Владимира Турбина и многих из тех, кто работал с ним, арестовали по обвинению в сотрудничестве с оккупантами. В своем очерке Переверзев отмечает, что через некоторое время арестованных освободили.

«Слова генерала Бурденко оказали воздействие» — так говорится в очерке.

После освобождения Турбина снимают с должности заведующего отделением. Однако в начале 1950-х он все же возглавляет отделение воздушно-капельных инфекций областной больницы.

Потомственный дворянин из рода православных священников

Личность Владимира Ивановича Турбина для советской власти, несмотря на заслуги перед обществом, была сложной. Турбин — потомственный дворянин. Его семья переезжает из Ливен в Орел в 80-е годы 19 века. По материнской и отцовской линии корни Турбина шли от духовенства, что не могло не отразиться на его судьбе. В 1934 году Владимир Иванович принимает для себя решение — постричься в монашество. Свое серьезное отношение к религии и веру в Бога он пронес через всю свою жизнь, которую посвятил спасению людей.

Умер Владимир Иванович Турбин в 1972 году.

Орловцы все еще могут наблюдать дом, в котором жил врач — на углу Р.Люксембург и ул. Маяковского.

От идеи до дела

Людмила Парицкая в детстве тоже смогла соприкоснуться с личностью легендарного врача.

— Мне было лет шесть — в детском саду у меня страшно поднялась температура — до 40. Врачи даже после консилиума не могли понять, что со мной. Моя мама вызвала Турбина. Он задал несколько вопросов мои родителям, а потом сказал: «Не читайте ей на ночь, у неё легко возбудимая психика, скорее всего, она будет творческим человеком». До сих пор считаю, что это гениальная диагностика. Человек понял, что ребёнок перевозбуждается, когда ему читают сказки на ночь. Родители последовали совету, который быстро помог, — вспоминает Людмила.

Несколько лет назад, когда памятники в Орле росли как грибы, художница задумалась — почему бы не поставить в областном центре памятник такой личности, вокруг которой вряд ли смогут возникнуть споры, в отличие, например, от того же Ивана Грозного. В одном из номеров «Орловской среды» в прошлом году Парицкая высказала мысль о том, что достойно было бы горожанам оставить для потомков память о легендарном враче, запечатлев его образ в монументе.

Дело пошло дальше идеи — Людмила обратилась к своему бывшему ученику — скульптору Олегу Ершову. Он выпустился из Орловского художественного училища в 1983 году. Профессиональное портфолио Ершова неординарное и разноплановое — фигуры для фонтанов, малые архитектурные формы для парков и скверов, памятные знаки, памятники. У каждой работы свой характер, сюжет. В каждом памятнике — будь то собирательный образ в память о героях ВОВ или же памятник конкретной исторической личности — своя драматическая линия. Если интересно, с работами скульптора можно ознакомиться на его официальном сайте.

Ершов с радостью откликнулся на предложение своего преподавателя. Он скрупулезно подошел к изучению имеющегося весьма скудного биографического материала о Владимире Ивановиче Турбине и его фотоснимков, сформировав свое восприятие его личности.

— Пандемия внесла паузу в мою работу, это позволило мне сосредоточиться на идее памятника, которая могла бы отразить личность человека. Ведь идентификация очень важна, но она составляла основную трудность для меня. Но в результате нескольких переделок мне удалось создать образ, который был близок к этому человеку, — рассказывает Олег Ершов. — Снимков Турбина немного. Но фотография играет важную роль. На ней можно увидеть взгляд человека, физиогномические аспекты. У Турбина — взгляд, обращенный внутрь себя, немного запавшие тонкие губы. Ты понимаешь, как он мог бы смотреть на другого человека, на тебя. Ведь памятник смотрит на нас. Документальность обязательно нужно вытянуть и внести в образ, который у тебя сложился о человеке. Турбин произвел на меня впечатление одинокого сильного человека, который знает, куда идет, и ему, наверно, не так важны мнения, которые о нем складываются. В памятнике я стремился это отразить, совместить два главных дела жизни Турбина — призвание быть врачом и верующим человеком.

И вот вчера журналистам был представлен первый набросок работы. Вы также можете сложить о ней свое впечатление. На наш взгляд, получилось динамично и тонко — уверенно шагающий человек, сосредоточенный на решении какой-то проблемы, только что снявший с себя медицинскую маску, завязки которой символично легли на место у сердца врача крестом. Как подчеркнул скульптор, в дальнейшем памятник будет прорабатываться более детально.

«Дальнейшее» зависит от ряда обстоятельств, в том числе и от решения самих орловцев — насколько хороша эта идея и готовы ли мы ее поддержать.

Так, ориентировочная стоимость монумента из бронзы — порядка 7 млн. рублей. Планируется открытие счета, на который жертвователи смогут перечислять деньги.

Со сбором средств, как и с хождением по многим инстанциям для согласования места расположения памятника Людмиле решили помочь в общественном движении «Граждане Орла». Движение, имеющее опыт в ведении благотворительных сборов, будет отчитываться перед орловцами о каждой затрате. Номер расчетного счета мы сообщим в одном из следующих наших материалов. Этой публикацией мы лишь открываем рубрику о хорошей народной инициативе. 

К слову, о расположении памятника. Парицкая предложила бульвар Победы, напротив Орловской областной клинической больницы, в которой работал Турбин. Впрочем, это лишь предложение. Памятник вполне можно разместить где-либо на маршруте Владимира Ивановича от его дома по ул. Р.Люксембург до работы — нынешней ОКБ. Все будет зависеть от решения городских властей. Как сообщили на пресс-конференции, следующий шаг в реализации этой народной инициативы — обращение в Орловский горсовет к депутатам по поводу согласования места установки монумента.

Инициативная группа очень надеется на поддержку горожан и властей.  Ведь личности, подобные Владимиру Турбину, работавшие на пользу общества, совершившие во имя него свой гражданский подвиг, не должны забываться.

С этим утверждением сложно не согласиться.

Представьте, как однажды гуляющий у этого памятника ребенок спросит у своих родителей — кто это, а они со знанием дела ему ответят: это Владимир Иванович Турбин, доктор, который вместе с другими врачами, санитарами, медсестрами выиграл свое сражение в войну, спас много жизней и остался верен принципам профессионального долга до конца своей жизни.

Есть в нашем городе памятники полководцам, политическим деятелям, людям искусства. А врачу? Кажется нам, что в это сложное для всех время увековечить представителя этой самой важной для общества профессии — благородный поступок для каждого.

Оксана Полуничева,
фото автора,
снимок В.И. Турбина взят с сайта regionorel.ru


Источник: ИА «Инфо-Сити», сайт InfoOrel.ru
© ИА «Инфо-Сити»

Добавьте «ИнфоОрел» в ваши источники в Яндекс.Новостях

И читайте наши новости первыми

Новости по теме


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Отзывы о ресторанах18+


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться