Росто
13 мая 2022 в 16:02 1361 0
Культура

«Зиловщина» в сверхбытовом: в «Свободном пространстве» поставили «Утиную охоту»

В конце апреля орловскому зрителю довелось погрузиться в материал, на который невозможно не откликнуться душой, — режиссер Виктория Печерникова поставила в «Свободном пространстве» спектакль по известной пьесе Александра Вампилова.

Фото: Олеся Суровых

Рассказывать содержание «Утиной охоты» здесь, пожалуй, не будем. Отметим лишь, что пьеса эта, написанная в 1967 году, первые годы своей жизни лежала на полке — её не брались не только ставить в театрах, но и печатать. Созданная на отлёте оттепели, она явила советскому читателю странного героя — опустошенного, пресыщенного действительностью, без совести, без смысла и цели существования Виктора Зилова. Как такого показывать читателю/зрителю? Для чего этот герой человеку того времени? Однако чем больше советские люди погружались в эпоху застоя, тем чаще к этому материалу обращался театр, а в конце 70-х по пьесе был снят фильм «Отпуск в сентябре». Препарирование так называемой «зиловщины» на сцене актуально и в наши дни — пьеса Вамиплова российскими театрами ставится практически ежегодно и находит своего зрителя.

В 2022 году эстафету приняли режиссёр Виктория Печерникова и театр «Свободное пространство».

О том, почему этот материал откликнулся режиссёру, рассказывает сама Виктория:

«Мы хотели понять Вампилова. От этой пьесы всегда такое ощущение предвзятости, что она мрачная, безысходная, липкая. А в этой пьесе очень много смешного. Она смешная и, наверно, поэтому страшно становится. Мы пытаемся соблюсти баланс странности и смешного (к слову, в орловском театре жанр постановки обозначен как трагикомедия. — Прим.ред.).

Сам автор неоднозначный, сложный, легкий и тяжелый одновременно. В его драматургии важно понятие случайности „и вдруг“. Подробнейшие ремарки. Это зацепки, которые автор нам оставил.

Мне также интересно было переосмыслить ту эпоху, понять, чем отличаемся от тех людей, а чем близки с ними.

Вампилов классика — он будет актуален и сейчас».

Виктория Печерникова также отмечает, что в процессе работы над постановкой она и актёры отталкивались исключительно от текста Вампилова, не беря во внимание то, что уже создано по мотивам этой пьесы. Более того, уверена режиссёр, играть этот бытовой, на первый взгляд, текст нужно именно по-театральному. В самом нём, в каждом его предложении, заложены свой ритм, интонация, которые актёр должен чётко и выверено воспроизвести. Это необходимо, чтобы действие спектакля из бытовой плоскости перенеслось в, как её назвала режиссёр, «сверхбытовую», в итоге это помогает достичь нужного воздействия на зрителя. Сужу по себе — своеобразные «лабораторные» условия, в которых предстает нам Зилов, помогают оценивать и тёмную бездну его души, и неоднозначность душ тех, с кем он взаимодействует. Валентин Тюрин, исполнитель главной роли, показывает нам «зиловщину», действительно, препарируя героя и его окружение по частям, через его же воспоминания.

Тот самый «сверхбыт» достигается режиссёром и его командой (в частности, хочется отметить за филигранность работу художника — Надежды Осиповой и художника по свету — Андрея Абрамова) и за счёт решения сценического пространства. Как бы ни рвался герой за пределы своей новой квартиры на природу («Это как в церкви, и даже почище, чем в церкви», — убеждён Зилов, рассказывая супруге о том небытовом мире, в который он стремится на протяжении всего действия; этот монолог Зилова — сильнейшее место в постановке, на мой взгляд, вот уж где бытовую ткань разрывает словом и статичным действием), он не может выбраться за пределы своего «лимба» (так называет это пространство сама режиссёр спектакля). Квартира Зилова — некое пространство, которое трансформируется то в контору, в которой работает герой, то в кафе «Незабудка» с инфернальным другом-официантом Димой. Через это пространство вспышками воспоминаний складывается пазл — новоселье с его наэлектризованной атмосферой и лицемерием друзей и коллег Зилова, любовницы и измены Виктора, раздавленная морально супруга героя Галина, смерть его отца, скандал в кафе. Есть среди этого всего и место фантазии героя — его импровизированные поминки, как он их себе представляет (коли уж так называемые друзья прислали ему траурный венок после скандального застолья, на котором Зилов схлопотал за своё пьяное красноречие).

Оттисками эмоций и впечатлений от Виктора звучат из уст героев постановки песни эстрады 1967 года (популярные в те времена, но не из тех, что на слуху сейчас) — режиссёрский ход Печерниковой. Интересно, особенно если принять во внимание то, что «поминальные» песни — тоже из сознания Зилова. То, как он представляет себе эмоции тех, кому причинял боль своим поведением, пытаясь на свой лад бороться с окружением, застрявшим, на его взгляд, в морализаторской, лицемерной обыденности, запертым в рамки социального и общепринятого.

«Живые они для тех, кто мажет, для тех, кто попадает, они уже мёртвые», — так учит Зилова эффективно охотиться на уток его бесстрастный друг Дима — этакий человек-функция, условное альтер-эго Виктора.

Кажется, сам главный герой уже мёртв и, несмотря на его попытки рефлексировать, он не способен изменить себя.

Или, может быть, режиссёр оставляет ему такую возможность? И что там по поводу «зиловщины» в каждом из нас?..

Очередной показ трагикомедии состоится уже завтра, 14 мая.

Для аудитории 16+

Оксана Полуничева,
фото Олеси Суровых


Источник: ИА «Инфо-Сити», сайт InfoOrel.ru
© ИА «Инфо-Сити»

Подписывайся на наш Telegram канал

все актуальные новости в любимом мессенджере


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

Отзывы о ресторанах18+


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться