18+ 7 июня 2011 в 14:10 1583 0
Культура

Две исповеди обманутых жизнью: в Орле продолжается Международный театральный фестиваль «LUDI»

В тени чужого бытия

5 июня на большой сцене «Свободного пространства» зритель увидел моноспектакль «Никто» по мотивам повести Н. Берберовой «Аккомпаниаторша» московского театра «Арт-гнездо»Режиссер – В. Михельсон (Санкт-Петербург).
Почти полтора часа на площадке блистательно играла лауреат международных фестивалей монодрамы, актриса и певица Ирина Евдокимова. Она поведала историю о том, каково это - существовать в тени чужых имени, славы, счастья.
Сценограф выбирает мрачные тона, в которых будет существовать героиня актрисы. Это - глубина обиженной души аккомпаниаторши Сонечки, в ней зарождаются обожание талантливой певицы Марии Николаевны, с которой она работает, и ненависть за заслуженные счастье и успех примы. Это - и предчувствие преступления, совершенного, конечно, в мыслях, но от этого не менее страшного: надо войти в доверие к Травиной, сделаться ей необходимой, чтобы потом, незаметно, когда понадобится,  «вдруг спасти ее» или «когда-нибудь предать ее, со всей ее красотой и голосом».
Сама уязвимая, оставившая позади себя бремя стыда как наследство от матери, знающая голод и все «прелести» нищей жизни в революционном Петербурге, Сонечка чувствует, что ее «кто-то обманул, обмерил, обвесил», что она «оставлена в дурах Богом и судьбой». Глядите, вот она - жертва! Но эта же Сонечка хочет заставить сильных мира сего плакать и страдать, хочет наказать их за счастливую долю. Игра переходит в явный гротеск: смотреть страшно – на палача, воплощенную зависть, с чудовищными гримасами и дрожью в почти нечеловеческом голосе приделывающую кукольную головку к палке (ну как вам, Мария Николаевна?..).
Евдокимова виртуозно перевоплощается в своих персонажей. Она невероятно пластична и мастерит новый образ из подручных средств и собственных голоса, рук, мимики. Сначала – невзрачная, угловатая молодая женщина в коричневом платье, после - эдакий и впрямь, как в повести, «выцветший подросток азиатской породы» в маскараде из нелепых вещей. И вдруг – известная певица, с холеными руками, точеной фигурой, плавной походкой. При первой встрече Сонечка проводит сравнение между собой и Травиной – сразу не в свою пользу. Евдокимова говорит текст сквозь зубы, со злобой, передает первое ожесточение, посетившее юную аккомпаниаторшу. Проходит мгновение, и актриса уже поет, и белое полотно взмывает ввысь – это «прекрасное драматическое сопрано» Марии Николаевны-Ирины Евдокимой наполняет зал пьянящими звуками.
И все действо Ирина балансирует на грани музыкального (она не только удивительно поет, но еще и с легкостью, словно не перебирает клавиши, а порхает пташкой, играет на фортепиано) и драматургического искусства. Благодаря чему воедино сливаются музыкальные гаммы и гамма чувств героини.
Спектакль достигает своего эмоционального накала. Евдокимова живет в роли стремительно, проговаривает слова чрезвычайно быстро – это решившаяся на подлость Сонечка спешит сообщить мужу Травиной об измене. Но не успевает: все случилось без нее, как если бы она и не существовала. Ее подглядывание за чужими чувствами через перегородку-стул, ее преследование чужого бытия, исполненного красоты, таланта и счастья, -  всего лишь тень настоящей жизни, которой у той, что сама назвала себя «Никто», никогда и не было. Рассказ обрывается. Иссушенная губительной жаждой мстить и не нашедшая удовлетворения, Сонечка Евдокимовой становится равнодушной, ее не трогает даже весть о смерти матери, она еще твердит свой монолог и, как потерянная, покидает сцену.
Работа Евдокимовой получилась сильной и убедительной, вызывающей противоречивые чувства и размышления.   

«Если жизнь тебя обманет…»

В этот же день на малой сцене был представлен моноспектакль «Гимпель-дурак» по рассказу лауреата Нобелевской премии Исаака Башевиса Зингера. Режиссер и исполнитель – Говард Рипп (Израиль, Телль-Авив).
Основавший в 70-х годах прошлого века свой театр «Нефеш», Говард Рипп уже давно и прочно занят режиссурой. Но вот на пятидесятилетие, по его собственным словам, он впал в уныние: мол, все уже сказал, все поставил, что же дальше… Не играющий на сцене  уже 25 лет (на родине, в Израиле, скептически относятся к акценту Риппа), он вдруг вспомнил свою любовь к актерскому мастерству. Каждый талантливый еврейский актер имеет в своем арсенале один моноспекакль, очень талантливый - как минимум два, рассказывает Рипп. Орловским зрителям представилась возможность ответить на вопрос, насколько оправдано такое возвращение на сцену.
Спектакль длился недолго – всего 50 минут. Сыгранный на английском языке, с субтитрами, он буквально втянул зал в действо. Благодаря особому магнетизму, харизматической подаче, с которой Говард Рипп поведал нам историю чудака, с досадным постоянством обманываемого всеми вокруг. Кажется, только ленивый не пустил вслед Гимпелю насмешку и не поглумился над его несчастной долей – крайней доверчивостью к людям.  Учиться на своих ошибках и не наступать на грабли дважды – это не про него. И если окружающие, по новелле, не баловали героя сочувствием и пониманием, то зритель моментально проникается судьбой чудака (именно чудака, милого и обаятельного, а не простофили или дурака, не умеющего отличить белое от черного), жалеет его, искренне желает помочь, даже предупредить от новой напасти. И всё это – благодаря искренней, эмоционально точной, убедительной игре актера. Которая дополняется богатой природной мимикой и выразительностью интонаций. Безусловно, такая самоотдача актера позволяет преодолевать языковой барьер и делает спектакль понятным и без дословного перевода, подсмотренного на экране. Да и присматриваться-то особенно некогда – лучше получать информацию, целиком погрузившись в образ, чтобы не пропустить ни единого штриха.  Ведь на протяжении всего спектакля перед нами открывается глубокая и тонкая натура персонажа, доверившего свою жизнь провидению и не озлобившегося на внешний мир благодаря вере в Бога: «Лучше слыть дураком среди людей, чем быть злым… Главное - сохранить в чистоте свою бессмертную душу». Получается совсем по Пушкину: «Если жизнь тебя обманет, не печалься и не плачь…».
Еще одной находкой постановки можно назвать прием введения голосового сопровождения: на протяжении всей жизни героя мы вместе с ним слышим голоса – то окружающих его селян, то обидчиков в лице жены и ее любовников, то, наконец, демонов и прочих жителей потустороннего мира. Одной картинки недостаточно – необходимо было найти объемную форму для выражения мистических зингеровских интонаций, сообщает Рипп уже после спектакля.
Поразивший своей игрой, Говард Рипп на фестивале в Орле и сам был не меньше поражен увиденными работами коллег. При этом он предпочитал воспринимать аутентичный текст, без перевода, считывая логику развертывания внутренней и внешней фабулы напрямую из актерской игры. 

К слову, 5 июня состоялся также фестивальный показ орловского спектакля «Маленькие трагедии».

Ирина Крахмалева, www.infoorel.ru


Источник: Инфо-Сити, www.infoorel.ru
© ИА «Инфо-Сити»

Добавьте «ИнфоОрел» в ваши источники в Яндекс.Новостях

И читайте наши новости первыми


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

Отзывы о ресторанах18+


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться