Росто
3 сентября 2010 в 13:07 1973 0
Культура

Соотечественник Шекспира поставит в орловском театре пьесу «Ромео и Джульетта»

34-й сезон в театре «Свободное пространство» откроется 2 октября английской премьерой - спектаклем «Ромео и Джульетта», работой англичанина, режиссёра-постановщика Ги Холланда.

Художественный руководитель «Свободного пространства» А.А. Михайлов уже несколько лет практикует в своем театре концептуальные «европейские» сезоны, приблизив тем самым орловскому зрителю Испанию, Францию, Польшу… Этой осенью театр предлагает сделать акцент на английской драматургии. Для реализации задуманного ещё в августе в Орел был приглашён житель туманного Альбиона, режиссёр-постановщик Ги Холланд. Англичанин живёт в Лондоне и работает со многими театральными труппами мира, у него есть и свой театр – «Ртуть».

20 лет назад Ги Холланд поставил  в «Свободном пространстве» детский спектакль «Власть мысли». Новой работой автора в Орле станет спектакль по одноименной пьесе У. Шекспира «Ромео и Джульетта».

Ход пьесы способна изменить любая из Джульетт

Ги Холланд: Для своего спектакля я отбирал актёров с помощью кастинга. Год назад я ставил «Ромео и Джульетту» в Токио. Постановка в Орле будет абсолютно другая. Она должна быть другой – потому что условия другие, актёры другие. И действие пьесы отнесено к настоящему времени.  Совершенно другое общество. Мой метод работы с актёрами заключается в том, что они используют много своего опыта. Для меня главное – уверенность в том, что актёр сможет интерпретировать свою роль так, чтобы я с этим согласился. Ведь есть характер героя, и для меня важно, чтобы конкретный актёр подходил под эту концепцию. В труппе очень много актёров – я мог выбирать из пяти Джульетт, трех-четырёх Тибальтов и Бенволио. И, конечно, выбор, который я сделаю, повлияет на ход пьесы.

Рецепт «вкусного» спектакля

Ги Холланд: Выбор правильного актера – это одно. Но ещё важна «химия» - то, как актёры работают друг с другом. Я здесь новый, а они уже давно друг друга знают. И кастинг, который я проводил, был, скорее, не для актёров, а для меня – чтобы я понял, кто они такие.
Подготовка спектакля подобна приготовлению пищи – какие-то компоненты сочетаются между собой хорошо, ибо между ними есть та самая «химия». Так же и какие-то актёры сочетаются между собой хорошо. И задача – поставить нужных актёров в правильные сочетания. Тогда получится хороший вкус!

ОСТРОсюжетный триллер

InfoOrel.ru: Кто исполнит главные роли в «Ромео и Джульетте»? И в какой форме вы представите спектакль?
Ги Холланд: Кто исполнит главные роли в итоге, я ещё не знаю –  свой выбор я ещё не сделал. На сегодняшний день мы работаем в двух составах (по два актёра на роли Джульетты, Ромео, Тибальта). Пока на меня не оказывают давление – нет  необходимости этот выбор делать. Возможно, так будет и потом.
В самой пьесе есть несколько схваток, драк. Сама по себе эта прекрасная история - настоящий триллер, с предательствами и убийствами! Надеюсь, люди будут сидеть на краешке стула.   Но поскольку действие происходит в наши дни, в постановке не будет мечей – мы используем ножи. Видите ли, ножи – это уже часть современного общества. Попробуйте опросить молодых людей на улице – не сомневаюсь, у многих в кармане окажется нож. Не опасное оружие, а маленький, карманный нож. Это символично. В «Ромео и Джульетте» показано общество, где доминируют мужчины. И «культура ножей» очень хорошо вписывается в атмосферу – и того, и нашего времени.
Из-за того, что в постановке мы имеем дело с ножами, нам понадобился специалист, который сделал бы необходимые сцены красивыми и безопасными (это будет режиссер по пластике из Москвы. – И.К.) и такими, чтобы никто не поранился. 
InfoOrel.ru: Но ведь есть же два состава актёров!)))
Ги Холланд:  Точно!!! (смеётся).

Парис «без купюр»

Ги Холланд: В моей версии Парис будет в центре известной многим истории. Зачастую в интерпретациях многие оставляют его «за бортом». Это ведь длинная пьеса (в прологе указано, что длится она два часа), и что-то приходится вырезать. Почему-то чаще всего «вырезают» этого персонажа. Для меня же это знаковый герой – из-за того давления, которое он оказывает на Джульетту.  Ведь родители видят Джульетту в благополучном браке с Парисом, чего сама она не хочет. И не было бы Париса – не складывались бы отношения героини с Ромео. И я хочу показать, как объясняется тот отчаянный шаг, на который идёт Джульетта. Многие привыкли думать, что Ромео предлагает Джульетте замужество. Но на самом деле, это не так – брак инициирует именно Джульетта, а причина – Парис. Он очень показательный персонаж. В начале это доминирующий самец, мачо, самоуверенный из-за своего высокого статуса в обществе. И родители Джульетты хотят хорошего положения для своей дочери – чтобы удовлетворить типичные социальные амбиции.  Виной всему - давление (особенно со стороны матери), под которым находится Джульетта. И трагедия в финале возникает не из-за мелодраматических чувств – общество подталкивает героев к гибели. В Парисе сильно мужское начало, за ним интересно наблюдать – он меняется. Сначала он хочет Джульетту как красивый приз, который он может позволить себе иметь. А потом обнаруживает, что действительно её любит и чувствует боль, когда теряет Джульетту – её смерть меняет героя, он уже готов отдать свою жизнь.  

Об истории для зрителя и ожиданиях режиссёра

Ги Холланд: Конечно, версий «Ромео и Джульетты» бесконечно много. И нам известны блестящие киноверсии известной истории, особенно - в интерпретации Франко Дзефирелли. Я был также под влиянием и нового фильма. Но моя пьеса, конечно, отличается от других интерпретаций. Конечно, многие видели фильм, есть те, кто знаком с пьесой. Но есть и такие, кто не читал, не видел. Они просто знают историю Ромео и Джульетты как устоявшийся миф, без подробностей. Я предполагаю, что в моей версии они увидят известную историю в первый раз в жизни – такой, какой они себе её даже никогда не представляли.

Как воспримут пьесу те, кто щепетильно относится к классике, я не знаю. Конечно, сама пьеса не будет новой для зрителей. Я не предполагаю, что они не знают пьесы. Но опасно предполагать и обратное. Моя задача – поставить историю на сцене. Должен ли я постоянно представлять, что зрители знают это, видели то?.. Тогда мне просто будет нечем их удивить. Для меня театр – это ощущение удивлённости. Даже если ты видел пьесу много-много раз, ты выходишь и говоришь: «Такого я ещё никогда не видел!» Вот нужный эффект, иначе зачем ходить в театр – можно прочитать книгу или посмотреть фильм. Мне неинтересен зритель, который закроет глаза,  будет слушать, а потом воскликнет: «А где мой любимый фрагмент??!»  Некоторые пришедшие скажут : так не должно быть, это не то, что я ожидал, это не то, чего я хотел... Я не могу всегда и всех удовлетворить. Театр существует не для знакомства с пьесой. Театр – это вызов, это жизнь, это преобразованный жизненный опыт!

Всегда говори «да»

Ги Холланд: За годы я приобрёл много нового опыта, я надеюсь и дальше это делать – театр идеальное место для подобного. Это как белая бумага. У нас всего одна жизнь, нужно прожить её «на полную катушку», и говорить «да» - это единственный способ жить по-настоящему. Именно такой принцип я использую и в работе с актёрами. Если вы говорите «да», у вас есть приключение. Именно поэтому я люблю работать в разных странах и путешествиях – это делает мою жизнь увлекательным делом.

Вот мы все думаем, что в сюжете «Ромео и Джульетты» главное – рок, обречённость. В моей версии это не так. Герои умирают, потому что делают выбор. Выбор есть и у нас. Что-то происходит, когда мы что-то делаем. Говорить «да» – и есть делать «выбор».

Орёл, театр, актёры 20 лет спустя

Ги Холланд: Изменились ли театр, город и тип работающих здесь актёров?... Я с самого начала влюбился в этот театр, в этот элегантный дизайн, в этот зал (в форме яйца, символа новой жизни, будущего), в эту идеальную форму зала для театра. И вот я обнаружил, что он остался таким же великолепным, каким и был. Я в восторге! Но есть и изменения, которые мне тоже нравятся. Это как возвращаться домой. Видно, что время не стояло на месте. И город изменился. Я очень люблю гулять по Орлу. Двадцать лет назад в нём чувствовалось влияние разрушающейся социальной системы. Я рад, что этот осталось в прошлом – я чувствую, что люди стали счастливее, я ощущаю спокойствие. Конечно, есть исключения – я говорю обобщая. И актёры другие. Прежние были частью системы, которой больше нет. В теперешних актёрах больше инициативы и гордости. С ними так же трудно работать, как и раньше. И они всё так же любят «перекур» (смеётся).

Российские актёры работают в ансамбле

Ги Холланд: Основная разница между театрами разных стран – в условиях работы актёров. Это изменяет отношение к работе. Так, в Мексике актёру приходится работать во многих разных труппах одновременно: по 2-3 часа в каждой из них, и в каждой – свой начальник. В Японии действует система верности, это подразумевает работу на одну компанию, в одной труппе. И многие подрабатывают преподаванием. Я сам так работаю в течение 17 лет с одной из японских компаний – там тысячи актёров по всей стране. В России другая система – 25-30 актеров как часть семьи, все в одной труппе, в одном городе – на долгое время. Это идеальный способ работы, это ансамбль. В чём недостаток: актёр всегда уверен в том, что у него будет зарплата, его нельзя уволить, даже если он не очень хорошо работает. А в Британии – 40 тысяч актёров и очень жёсткая конкуренция, работают 5-10 процентов в тот или иной момент времени. Они добиваются выбора. И когда они получают работу, работают как сумасшедшие. Да и система обучения у всех разная. В Англии она просто превосходная! Но и российские актёры очень высоко ценятся в мире! Мне в ваших людях больше всего нравятся то, что они прекрасно понимают работу!

Записала Ирина Крахмалева, www.infoorel.ru

фото и видео - автора


Источник: Инфо-Сити, www.infoorel.ru
© ИА «Инфо-Сити»

Добавьте «ИнфоОрел» в ваши источники в Яндекс.Новостях

И читайте наши новости первыми


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

Афина

Отзывы о ресторанах18+


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться