18+ 22 октября 2019 в 17:14 2236 0
Общество

О чём орловскую власть предупреждали инженеры-мостовики и депутат горсовета

В прошлую пятницу, 18 октября, до подписания контракта на завершение реконструкции моста Дружбы, в Орле прошла пресс-конференция, организованная депутатом горсовета Евгением Косоговым и членами общественного объединения «Дорога - 450».

Фото: Ирина Крахмалева/InfoOrel.ru

Коротко мы рассказывали о том, почему в Орле инженеры, члены дорожно-технического Совета при профильном департаменте не одобрили идею реконструкции Красного моста.

Теперь раскрываем подробности встречи, на которой разобрали нюансы со строительством/реконструкцией трёх мостов в областном центре.

Банный мост. Статус контракта – «исполнение»

Напомним, строители из компании «Региональные газораспределительные сети» в октябре 2017 года выиграли контракт на возведение пешеходного моста через Оку в створе улицы Покровской. Однако из-за технических недостатков реализация проекта была «заморожена» властями.

Но окончательно с контрактом, как выясняется, не порвали. Он словно завис. 

«На странице контакта в ЕИС (единой информационной системе) есть статус контракта по Банному мосту – «исполнение». На протяжении продолжительного времени. Значит, он не расторгнут. Какие-то по нему идут действия. В любом контракте есть взаимоотношения сторон, за просрочки и т.д. – есть санкции. Подрядчик – тот же «РГС», что и по мосту Дружбы. Это должно насторожить. В статьях я уже указывал – одностороннее расторжение данного контракта при остальных действующих контрактах в области сулит мало приятного.

Прошла информация, что часть работ по контракту выполнена. А первой частью контракта была подготовка рабочей документации питерской организацией. И якобы она требует дополнительной экспертизы. Это настораживает. Если она так далека от проекта, то что же это за документация и почему она такая?

Узнав за минувший год способности подрядчика, который уже один контракт – по Дружбе – покинул, можно представить, что могло бы быть… Бетонирование стенки на мосту Дружбы – это детские игрушки против устройства монолитной арки, преднапряжённой, стометровой, пологого очертания, над рекой. Можно представить, что бы это могло быть. И, слава богу, что пока этого не произошло.

Что это значит? Кому этот вопрос задавать – вам виднее», – рассказал представителям СМИ Вячеслав Надуткин.

 

Красный мост. Контракт на проект, который… всё ещё правится

Ремонтом Красного моста заинтересовались не только местные инженеры, которые отсылали тревожные письма в администрацию города и горсовет, – судьбу сооружения уже обсуждают на уровне профильного министерства. О проекте известно пока только то, что он проходит этапы правки, и это спустя год после того, как документ должен быть готов.

«Объект стоимостью за миллиард проходит обязательные общественные обсуждения закупки. Это не публичное обсуждение проекта. И оно должно начинаться со дня, когда план-график этого объекта размещён в ЕИС. Таковой был размещён 11 сентября, то есть уже больше месяца как обсуждения должны быть. По результатам обсуждения в закупку могут быть внесены изменения, закупка даже может быть отклонена. Сам проект – это только составная часть работ. Обсуждение же включает всю задумку, от «а до я»: и что за мост, и зачем, и за какие деньги. Проектная документация должна была быть готовой в конце ноября 2018 года. Уже должна быть экспертиза. Целый год, без малого, проходит экспертиза. И что же это за проект такой, экспертиза которого проходит целый год?.. Нам всё время рассказывают, что он правится.

Ровно два года назад, когда контракт на проектирование заключался, на комитете указывалось, что в проект всё включено – и изыскания, и проектная, и рабочая документации, и изыскания научных исследований, археологически, и всё на свете. Мы тогда сказали, что это неразумно и есть понятие стадии. Такой сложный объект должен прорабатываться стадийно. Весной 2018 года должна быть главная часть проектной документации – каким должен быть мост, – и должна была быть смета. Это всё проходит экспертизу. И только потом рассматривается рабочая документация. Потом, откуда такая колоссальная стоимость проекта? Проектирование моста Дружбы проходило ведь по расценкам, а эти сооружения похожи, но тут даже близко расценок нет.

Нашим мнением, как всегда, устойчиво пренебрегают. К ноябрю прошлого года ничего нет, нет и сейчас. И тогда возникает проблема, которую уже озвучивает и министр транспорта», – развёрнуто ответил Вячеслав Надуткин.

Контракт «по Дружбе»?

Ситуация с мостом Дружбы наиболее злободневная. Мост в полуразрушенном состоянии. На его ремонт вот-вот зайдёт новый подрядчик. Власти подписали контракт. Но кто выбирал подрядчика? В составе комиссии снова оказались люди, которые уже однажды неудачно определили подрядчика. Профессионализм заказчика вызвал сомнение инженеров, как и компетентность новых ремонтников.

«В том году был конкурс с ограниченным участием. А сейчас прошёл электронный аукцион. В состаке комиссии из шести человек снова те трое, которые были в ней и в прошлый раз. Мы критически относимся к составу обеих – состояние моста говорит о том, что неверно осуществлялась предыдущая закупка.

В июле мы подавали исковое заявление в суд по поводу предупреждения причинения вреда – ответчиком призывали администрацию г. Орла. Суд ожидаемо отклонил иск, поинтересовавшись, а в чём ущемление именно наших интересов. Мы пытались пояснить, что мы налогоплательщики, а мост строится из бюджета. А сейчас у любого прохожего можно спросить: «А нанесён ли вред мосту Дружбы…» Думаю, ответ был бы однозначным: конечно, нанесён…

Один из принципов ведения закупки – профессионализм заказчика.

Конкурс в этот раз усложнили, бесспорно: в том году было достаточно 20% от стоимости объекта, то теперь – 40%, или 109 млн. Может, подрядчик новый и хороший. Но выходные данные не открывают всей картины, мы не видим исполненных ими проектов на необходимую сумму», – прокомментировал Вячеслав Надуткин.

О состоянии моста до ремонта сообщил Валерий Павликов. Напомним, по версии инженеров, мост Дружбы не нуждался в навязанной ему масштабной реконструкции. Теперь же его фактически довели до слома.

«Я знаком с историей создания сооружения. Тихон Иванович Соколов, первый секретарь обкома, в 1965 году – по дружбе с Брежневым – попросил сделать ему мост через реку Оку. В это же время создавался мост через Днепр в Днепропетровске – так что наши мосты ровесники и братья. И поскольку 33-метровые балки впервые создавались в это время – это первые мосты в России и на Украине, два самых крупных мостостроительных завода работали на эти мосты. И они были созданы в 1965 году, потому что ЦК КПСС курировал эту работу. Но дальше судьба этих мостов стала различаться.

Лет пять назад и у нас, и у них было принято решение об обследовании. Там мост больше, на 560 балок, – и из них обнаружили только три неисправных, которые было предложено заменить. У нас же все 55 балок признали непригодными. По сути, под видом капитального ремонта происходит слом моста. Каким главным критерием пользовался проектировщик? Единственный показатель возраста – морщины. А у моста это – прогибы, потому что земля тянет любую конструкцию. Это конечный результирующий показатель долговечности моста. Проектировщик заявлял прогибы в 130 мм, на самом деле там – 13 мм. В Днепропетровске есть прогибы не более 3 сантиметров, а вообще такие мосты, из балок 33-метровых, не имеют прогибов. Потому что они сделаны из преднапряжённого бетона: арматуру растягивают, балку бетонируют, арматуру отпускают и она сжимает бетон, и он не может ни трещать, ни прогибаться. Фиктивные цифры привели к том, что наш мост обречён.

У нас в Орле, конечно, отсутствуют и специалисты... Люди, которые не знают сопромата, начинают теряться в этом множестве показателей. На самом деле всё очень просто. Просто не хотят назвать вещи своими именами.

Губернатор. когда к нам приехал, видимо, принял решение облагородить наш город. С Банным мостом этого не получилось – мост весил 10 тысяч тонн, это был бы рекордсмен в мире, это был бы полный абсурд…

Мы были на Шаблыкинском мосту, который ремонтирует новый подрядчик. Нам женщины жаловались, что что там узкие тротуары. Поперёк моста огромная лужа. Сейчас мы с вами ходим в городе по накладным тротуарам. Когда проезжая часть ниже пешеходной, на 75 сантиметров. И грязь от проезжей части на человека не летит. А там подрядчиком предлагается металлическое ограждение. То есть городской мост превращается в обычный транспортный. Это будет уродство. Там в перильных ограждениях – нет болтов. Видна экономия на всём чём угодно.

Понятно, что мост  Дружбы будет доделывать старый подрядчик – он поэтому и кран не убирает, субподрядчиком будет…» – свои аргументы Валерий Павликов изложил резко и бескомпромиссно.

Кто смотрит за наклоном опоры? Кто нивелирует мост с 20 июня? Мостовики напомнили: мост Дружбы фактически брошен, надсмотр за ним не ведётся. Хотя обязанность по его содержанию как раз по контракту лежала на прежнем подрядчике. А теперь на ком? И была ли передана вообще? Как мост передавали новому заказчику – УКС? Где обследование состояние моста и экспертиза по нему? Где ответственность и преемственность в действиях заказчика?.. Инженеры напомнили журналистам, как часто в УКХ и УКС меняются должностные лица: приходят на полгода-год.

Вызвали вопросы у инженеров и депутата горсовета и  действия властей, а также контролирующих органов. Депутат Госдумы, ректор опорного вуза Ольга Пилипенко назвала ситуацию с мостом «позором». Однако не озвучивается история о том, как молодые студенты-инженеры создали альтернативные проекты реконструкции мостов в Орле – но дипломы просто «завернули», не обратив на них внимания.

Губернатор ставит задачу достроить мост в 2020 году, усилить контроль над работами, при этом доверяя фирме с уставным капиталом в 10 тысяч рублей и датой образования полтора года назад. Более того, заранее заявляет о контракте как об уже подписанном документе, хотя в момент этих заявлений УФАС ещё даже не рассмотрело жалобы от участника аукциона и от депутата. Об этом рассказал на встрече Евгений Косогов.

К самому антимонопольному органу у народного избранника большие вопросы и подозрения насчёт фактора, способствующего проявлению коррупции: УФАС как будто действует в интересах определённых лиц, отклоняя жалобы, не проводя проверки по признакам нарушения действующего законодательства, не предоставляя доказательства того, что подрядчик действительно с опытом и может потянуть такой контракт, который с ним планируют заключить.

«Представьте ситуацию: мост захотят перекрыть, а к этому и ведут. Но проектом такое не предусмотрено. Допустим, закроют. Чтобы побыстрее доделать. Но тогда по-другому рассчитывается стоимость работ, трудозатраты. А куда пойдут сэкономленные денежные средства?» – задаёт риторический вопрос Евгений Косогов.

Между тем история со старым подрядчиком пока ничем не закончилась. Компания «РГС» подала в суд на УКХ за одностороннее расторжение контракта и требует оплаты стоимости балок. Интересно, что акты по смонтированным балкам накануне 2019-го года подписала тогда и.о. начальника УКХ С. Балашова. Но потом, через полгода, выяснилось, что балки – сомнительного качества. А значит, монтировать их, до уточнения всех обстоятельств и заключения экспертов, – было нельзя. В их годности уже сомневаются не только инженеры-мостовики, открывшие дефекты материалов, но уже, похоже, и заказчик, и бывший подрядчик. Только в новый контракт балки опять (!) включены, отсюда и такая высокая стоимость за достройку моста. А что будет со старыми балками? Захочет ли кто-то, кроме мостовиков и депутата Косогова, разбираться во всех нюансах вопроса и анализировать, что послужило провалом первого ремонта – негодный проект, ненадлежащая работа заказчика и подрядчика, имеющиеся, но не озвучиваемые договорённости между сторонами?..

Пока инженер В.Д. Заставный, ведущий специалист УКХ, единственный, кому в этом подразделении было дело до моста, на минувшей неделе, до подписания контракта с новым подрядчиком, попытался вступить третьим лицом в судебную тяжбу, заявив свои требования. В частности, обязать провести экспертизу результатов работы «РГС» и решить судьбу проекта, провести экспертизу балок, изменить начальную минимальную стоимость торгов, демонтировать две новые 33-метровые балки, ввести в судебный спор завод-изготовитель новых балок, приостановить торги по новому подрядчику и само судебное разбирательство, обязать «РГС» приступить к работе по содержанию моста. Кстати, по формальным признакам предыдущий контракт был недействительным – у документа отсутствовал план-график выполнения работ. Так что сам предмет затеянного судебного спора вызывает вопросы...

Депутат Косогов подчеркнул, что и впредь будет в рамках правого поля – обращениями, запросами, письмами, призывами – доносить правдивую информацию о текущем положении дел с реконструкцией мостов в Орле, чтобы и федеральный центр знал, на что и как расходуются выделенные средства. Чтобы в конечном итоге ремонтные работы были проведены, и качество этой работы удовлетворяло бы требованиям безопасности мостовых сооружений.

ИА «Инфо-Сити» (InfoOrel.ru)


Источник: Инфо-Сити, www.infoorel.ru

Добавьте «ИнфоОрел» в ваши источники в Яндекс.Новостях

И читайте наши новости первыми

Новости по теме

Посмотреть все новости по теме

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

Domclick

Отзывы о ресторанах


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться