18+ 28 октября 2019 в 18:59 4215 3
Общество

На мосту и под мостом: как в Орле обследовали Дружбу (эксклюзив)

Решение закрыть мост Дружбы для движения было принято 24 октября, в минувший четверг. Примерно в 15 часов его озвучили публично, раздав указания исполнителям. Ровно в полдень было комиссионное обследование на мосту. InfoOrel.ru наблюдал за процессом.

Фото: Ирина Крахмалева/InfoOrel.ru

К полудню четверга на мост вышли глава комиссии по обследованию, первый заместитель главы администрации г. Орла Олег Минкин, руководитель городского УКСа Сергей Костиков, депутат Орловского облсовета Виталий Рыбаков, инженер-мостовик, член дорожно-технического Совета при профильном департаменте и участник общественного объединения «Дорога – 450» Валерий Павликов (не входит в комиссию). Они ждали остальных участников комиссии с правой стороны, за строительным забором, от улицы 5-го Августа. Вскоре показались шедшие по разрушенной части моста, где застыл ремонт, со стороны ул. Р. Люксембург, представители Орёлгосзаказчика (В. Гущин), подрядчика (прораб «РемСпецМост» Олег Холодов), балансодержателя (ведущий специалист УКХ Валерий Заставный), УКСа (главный специалист производственного отдела Д. Логвинов). Компанию дополнили автор проекта – гендиректор ООО «ДорМостПроект» Александр Стикин и депутат Орловского горсовета Александр Студенников.

Итак, девять человек приступили к осмотру правобережного участка моста Дружбы, со стороны ул. 5-го Августа, на предмет определения технического состояния конструкций. Поводом к обследованию послужило возобновление капремонта (контракт с новым подрядчиком заключили 21 октября). До этого, с июля, ни комиссия, ни городские, ни областные власти вопрос о состоянии самого моста, безопасности передвижения по нему и проч. не рассматривали.

Итак, делегация уходит под мост по откосу. Из-под ног вылетают камешки, люди скользят и идут медленно, ручейком – недавно береговой склон очистили от растительности, оголили его, так что видно воздействие на грунтовые слои протекающих рядом ручьёв, впадающих в Оку. Воздействие стихии воды, кажется, пока не оценили, хотя рядом с мостом вырос овраг и хорошо заметна промоина. Говорили про негативную роль воды, просачивающейся под мост через оставленные без дорожной одежды швы.

«Зачем нужно было снимать весь асфальт – я не понимаю вообще!..» – удивился новый заказчик, руководитель УКС Сергей Костиков.

Далее решили оценить состояние конуса опоры, который порядочно разрушен.

«Дефект был отмечен, но был не такой – он прогрессирует. Ввиду того, чтобы была снять дорожная одежда и вода проникает без всяких препятствий и размывает дальше конус, обсыпку», – отметил автор проекта, гендиректор ООО «ДорМостПроект» Александр Стикин.

В беседе касаются двух дефектов. Приведём фрагмент диалога на эту тему.

Виталий Рыбаков: «Вы как автор проекта смотрели за ним (конусом. - Прим. ред.) раньше?»

Александр Стикин: «В процессе строительства? Да».

Виталий Рыбаков: «Вы какие-то документы оформляли?»

Александр Стикин: «Да это ни для кого не секрет. Думаю, что всем известно про это. Указания, предписания подрядчику давались. Замечания о том, что необходимо принять меры, дабы это не прогрессировало. Почему мы никуда не обращались? Обращались – к заказчику, в УКХ. А кому я должен был писать, президенту, что ли?»

Олег Минкин: «Функция авторского надзора заключается в том, чтобы фиксировать правильность выполнения работ. А не указывать заказчику, что он ненадлежащим образом…»

Сергей Костиков: «Балки уже упираются в шкафную стенку…»

Александр Стикин: «Они и упирались. Данный дефект, скорее всего, был допущен ещё на стадии строительства. Потому что, согласно исполнительной документации, опора так и была построена – её местоположение фактически соответствует проекту. Была допущена строительная ошибка... Балки поставили как поставили».

Потом разбирается очень важный момент. Как на состояние опоры влияет состояние конуса? И можно ли поправить ситуацию? Это и есть, по сути, оценка технического состояния конструкций моста, которые вызывают сомнения в надёжности (мы не специалисты и не знаем, достаточно ли было обойтись визуальным осмотром и переговорами, без использования инструментов и приборов). От этой оценки зависит ответ на главный для всего города вопрос – так нужно ли полностью закрывать мост на время капитального ремонта?

Олег Минкин: «Оседание конуса способствует тому, чтобы наклон увеличивался?» 

Александр Стикин: «Да ни в коем случае. Потому что при чём здесь конус? Опора стоит сама по себе. Конус является обсыпкой, да. Если, конечно, его полностью разобрать и продолжать подмывать фундамент, – то да, это критический и опасный момент».

Виталий Рыбаков: «Значит, сюда надо восстановительные работы провести?»

Александр Стикин: «Конечно, проектом это и заложено».

Виталий Рыбаков: «Тогда мост не надо будет закрывать?»

Александр Стикин: «Смотря как подойти к этому вопросу. Если сейчас принять меры по восстановлению конуса, сделать сопряжение, исключить попадание воды, то, в принципе, я не вижу ничего критического…»

Олег Минкин: «Вопрос в состоянии конструкций. Вызывают опасения?»

Александр Стикин: «В настоящее время мы видим, что начал обваливаться бетон конструкции, дорожной одежды за шкафной стенкой. До этого этого не было. Этот дефект относится к категории опасных, да, но не критических. Если сейчас будут приняты меры по восстановлению конуса и устранения именно причин, то, наверное, мост не нужно закрывать.

Сергей Костиков: «Ну, а вот всё-таки то, что есть какой-то крен…»

Александр Стикин: «Мы на стадии инструментального обследования выявили – пикетажное и высотное положение соответствуют той исполнительной документации 1965 года. И опять же, были сделаны приборно-инструментальные измерения в 2013-м и, собственно, повторное – в 2019-м. За шесть лет никакой динамики – нет».

Получается, что признанный важный дефект был якобы допущен при строительстве моста, но за 54 года сооружение конструктивно не изменилось. И нет динамики за 6 лет, даже при тех обстоятельствах, что мост частично разрушили предыдущие строители, а нагрузку от движения приняла на себя одна, верховая часть моста. Автор проекта назвал мероприятия по исправлению критического состояния конуса и дважды (пусть и был не совсем убедительным в формулировках) указал на то, что веских причин закрывать мост нет.

Виталий Рыбаков: «Я думаю, надо восстановить конус… И… движение перекрывать в городе нельзя».

Сергей Костиков: «Нет, я не знаю, как конус можно восстановить снизу. Я не представляю… Пока. Не сняв балки».

Александр Стинкин: «На стадии ремонта восстановления мостовых сооружения восстанавливается опора крепления…»

Олег Минкин: «Есть же возможность удобнее это сделать. Когда будет разобран пролёт, и его нормально восстановить. Вы согласитесь, что с точки зрения технологического процесса…»

Александр Стинкин: «Да…»

Валерий Павликов: «Да она же завалится, как только пролёт будет разобран. Пока вы будете зуб делать, она пойдёт. Ведь сейчас же балки её держат, эту опору».

Олег Минкин: «Тогда тем более надо ставить вопрос о безопасности…»

Валерий Павликов: «Конечно. С июля никто не следит за креном! А по авторскому надзору должны быть риски – наблюдать за ними, за наклоном опоры».

Александр Стинкин: «С июля авторский надзор не осуществляется».

Валерий Павликов: «Вот видите! Какие отговорки: никто не следит за мостом, а авторский надзор не существует…»

Олег Минкин: «А вы задайте этот вопрос Валерию Дмитриевичу! В его же должностные обязанности, я так понимаю, тоже входит…»

Валерий Павликов: «Значит, ему вопрос! Раз этот не знает… (имеет в виду автора. - Прим. ред.)».

Валерий Заставный: «Наблюдение было только в процессе работы по демонтажу».

Олег Минкин: «А до и после? Весенний, осенний осмотры?»

Валерий Заставный: «Геодезист подрядчика наблюдал за ригелями опоры».

Валерий Павликов: «А как подрядчик ушёл – никто не наблюдает. И всем хоть бы что!»

Алексадндр Стинкин: «По поводу этого мониторинга – были установлены марки на всех опорах, в том числе на промежуточных, велось еженедельное наблюдение для фиксирования, с участием представителя заказчика, в частности, Заставного».

Валерий Павликов: «Сегодня кто это делает? Мы стоим и рискуем – вдруг нам на голову!..»

Олег Минкин: «Сегодня только балансодержатель – больше никто…»

Валерий Павликов: «У них ни лицензии, ни приборов – ничего…»

Олег Минкин: «Тогда почему договор не заключён на постоянный мониторинг?»

Кто же должен был следить за мостом в то время, когда подрядчик бросил работы? И после расторжения с ним контракта? Все вопросы городские власти адресовали балансодержателю. Отвечать пришлось ведущему специалисту по мониторингу состояния дорожной сети.

Валерий Заставный: «Потому что нет денег на это содержание».

Олег Минкин: «Никто не ставил вопрос, что на мосты нужны деньги, на их содержание, не просто подмести/помыть и латки залатать…. Вопрос-то кто и когда ставил?»

Сергей Костиков: «На дороги миллиарды – неужели на мост нельзя…»

Виталий Рыбаков: «Кто за этим должен был смотреть? Когда подрядчик бросил… УКХ? Руководитель?»

Олег Минкин: «А я не знаю, как у них оформлены отношения. Если у него это в должностных обязанностях записано… (имеет в виду Заставного. - Прим. ред.). Я до сих пор не знаю, в своё время, я помню, мы пытались этот вопрос выяснить».

Денег на ремонты и содержание мостов в Орле, как вы сами уже прочитали, не предусмотрено. Но виноватым в таком положении дел увидели одного человека, кстати, в своём отделе работающего в одиночку...

Виталий Рыбаков: «Я вас прошу обратиться к главе администрации – принять меры, чтобы не закрывать мост… Иначе будет транспортный коллапс. Конус можно восстановить, используя другую технологию, снизу – ничего страшного, не боги горшки лепят… Здесь восстановить на раз можно: ярусность, потом сгладить…»

Александр Стинкин: «Одного конуса мало – нужно ещё делать сопряжение, поскольку снята дорожная одежда, нужно делать ещё и шкафную стенку…»

Олег Минкин: «Чем мы должны руководствоваться, так это безопасностью. А уже во вторую очередь – удобством. Поэтому вопрос закрыть мост или не закрыть с учётом того, к каким последствия это может привести, должен стоять во главе угла. А уже потом должны стоять все остальные вопросы – какие трудности мы будем испытывать, будем ли мы их испытывать, – все вопросы решаются. В своё время и Красный мост перекрывался, когда его капитально ремонтировали».

Виталий Рыбаков: «Я всё понимаю, но тут ещё вопрос – как власти города довели мост до такого состояния? Прокуратура разбираться не будет, какое должностное лицо виновато… Здесь мы видим разгильдяйство, круговую поруку…»

Олег Минкин: «Мы не для этого сегодня здесь собрались, чтобы подвести итоги работы первого подрядчика. А для того, чтобы оценить состояние на мосту и к каким работам и как приступить в первую очередь...»

Виталий Рыбаков: «Подрядчик здесь работал целый год…»

Олег Минкин: «К сожалению, он со своей работой не справился… Это констатировали все – и в этой связи контракт с ним расторгнут».

Виталий Рыбаков: «С первого дня надзор за подрядчиком должен быть каждый день. Они даже с первого дня и в течение года сетку не натянули…

Олег Минкин: «Виталий Анатольевич, для этого мы, в том числе, сменили заказчика. Потому что, на мой взгляд, в компетенции УКСа – больше возможностей. Получается, что и сторона заказчика не справилась… в части контроля.

Виталий Рыбаков: «Как в той русской поговорке: у семи нянек дитя без глаза…»

Мост остался без присмотра, на уровне комиссии по обследованию пришли к выводу, что со своими задачами не справились ни предыдущий подрядчик, ни предыдущий заказчик. Конечно, под мостом не самое лучшее место решать вопросы ответственности, однако непонятно, будут ли в кабинетах поднимать эту тему. А она важна. Как минимум чтобы не допустить повторения ситуации, когда мост оказался... фактически бесхозным.

Валерий Павликов: «Надо прежде всего укрепить опору. Для этого пробурить буровые сваи за шкафной стенкой. И тросами привязать наклонные стойки к тем буровым сваям. Только там будет безопасно!»

Сергей Костиков: «Это какая-то ляпушка…»

Валерий Павликов: «Так вы хотите безопасность! Это не ляпушка – анкерное крепление, другого быть не может… Зуб уйдёт в речку – смотрите, какая грязь! Какой бы вы зуб не сделали – он туда сползёт…»

Олег Минкин: «Давайте мы вопрос укрепления опоры оставим на откуп проектировщику… Если это соотносится с расчётами…»

Опытный инженер-мостовик дал советы, как укрепить опору. Чтобы обеспечить безопасность конструкций. Чтобы не потребовалось закрывать весь мост на время проведения капремонта. Но его, похоже, слушали неохотно.

Под мостом из девяти человек четверо в разной степени уверенности, но всё же разделяли мнение о том, что движение по мосту можно было не останавливать, если провести ряд необходимых восстановительных мер.

Представитель подрядчика до поры до времени молчал. Вникал, слушал, делал выводы? Он вступил в диалог уже на мосту. На запрос депутат Виталия Рыбакова показать трудовые книжки и представить историю уже выполненных работ пояснил, что трудовые находятся в организации, а необходимый опыт есть: «подземные пешеходные переходы, надземные пешеходные переходы… Работали на воде… Строили подходы к Крымскому мосту».

Виталий Рыбаков: «Это прокуратура если только будет проверять… Здесь ничего личного – я вынужден обратиться в прокуратуру, чтобы посмотрели ваши наработки по этому профилю. Поймите правильно: мы здесь живём, я по мосту езжу десять раз в день… Видите, какой поток машин (имеет в виду, что по открытой полосе моста непрерывно движется автотранспорт. - Прим. ред.). Если сейчас мост перекрыть по безалаберности, которую совершила группа лиц, – это будет транспортный коллапс».

Олег Минкин: «Мы доложим итоги главе (имеет в виду главу администарции г. Орла Александра Муромского. - Прим.ред.). На мой взгляд, и исходя из того, что я услышал, – состояние конструкций достаточно удручающее, и есть риск возникновения какой-либо нештатной или даже аварийной ситуации».

Виталий Рыбаков: «Я вам об этом ещё в августе говорил…»

Олег Минкин: «Я это говорю лишь для того, чтобы предпринять меры по недопущению возникновения чего-либо ещё более страшного».

На этом участники проведённого комиссионного обследования стали расходиться. Покинул мост и главный на этой встрече Олег Минкин. Чтобы уже через три часа в малом зале мэрии на комиссии по безопасности дорожного движения вынести вердикт: «... Ввиду предотвращения чрезвычайной ситуации, возможной при капремонте, а также из-за серьёзной озабоченности со стороны общественности и депутатского корпуса, считаем необходимым на время производства ремонтных работ полностью закрыть движение».

Нам известно, что на акте обследования свою отметку оставил инженер Валерий Заставный: он написал, что против закрытия мосты Дружбы во избежание транспортного коллапса в Орле. Как мы знаем, мнение представителя балансодержателя, которого увидели виноватым во всех бедах с мостом, не учли.

ИА «Инфо-Сити» (InfoOrel.ru),

фото и видео Ирины Крахмалевой


Источник: Инфо-Сити, www.infoorel.ru

Добавьте «ИнфоОрел» в ваши источники в Яндекс.Новостях

И читайте наши новости первыми

Новости по теме

Посмотреть все новости по теме

  • doctor
    Начало репортажа, когда воссоединялись две полукомиссии, напомнило мне сцену из "Бригады"
  • Томат
    чтоб 2 раза не ходить, а обязательства по очистке русла от мусора подрядчик, с которым расторгли договор, выполнил?
    или опять виноватых нет?
    • Довольный
      Цитата Томат:
      ...опять виноватых нет?
      как могут быть виноватые в кругу среди "друзей Оушена"?
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

ОГТРК

Отзывы о ресторанах


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться