18+ 7 июня 2019 в 14:59 2166 0
Культура

LUDI-2019. Мера человеческого страдания и сострадания

Международный фестиваль LUDI-2019 закрывает свою работу сегодня, 7 июня. Осталось увидеть два спектакля. Жюри примет решение о лауреатах и обладателях специальных номинаций и вечером огласит свой выбор. В данном материале вспомним две постановки.

Фото: Олеся Суровых/«Пять звезд. Орёл»

Кого обвиняет Мать?

5 июня на большой сцене театра «Свободное пространство» состоялся показ моноспектакля «Мать обвиняет» по произведению К.Чапека в интерпретации Государственного театра «У Никитских ворот». Режиссёром-постановщиком стал народный артист России Марк Розовский.

Единственный герой в версии Розовского – Мать (заслуженная артистка России Марина Кайдалова). Остальные персонажи просто служат отпечатком в её памяти, безмолвствуют и выводятся с помощью видеопроектора как фотографии на полотно.

Материал тяжёлый – о потерях, которые уже состоялись или ещё грядут (написана пьеса в 1937 году).

У героини постановки нет другого имени, кроме «главного слова в каждой судьбе» – Мать. Любовь матери абсолютна, безусловна и оправдана. Но в чём-то и эгоистична. Почему женщины перестали рожать много детей? Не оттого ли, что чувствуют: защитить одного-двух-трёх ещё можно, но больше…

Главная героиня потеряла мужа и всех пятерых сыновей. На сцене и в жизни она – одна.

/фото Олеси Суровых/

Но не благодарность за то, что у неё было, а осуждение поселилось в её душе, когда она поняла, что нечему радоваться, если муж военный, ведь его работа – война. Нечем восхищаться, если твой сын едет смотреть мир и лечить больных лихорадкой – он обречён на погибель. Нечем гордиться, если сын поставил рекорд высоты с большим грузом – его самолёт обязательно развалится, погребя под собой лётчика. Если есть близнецы – их заберёт Гражданская война, разделившая братьев по две стороны баррикад. А если впереди Вторая Мировая – то придётся отдать на защиту родины и последнего мальчика.

Рихард, Ондра, Иржи, Пётр и Корнель, Тони… Череда потерь приносит только горечь и боль, и ни одно доказательство необходимости поступить так, как поступали её мужчины, Мать не принимает.

Она обвиняет мир, полный войн и бедствий, и своих близких, отдавших свои жизни в борьбе с этим миром.

Пространство для мыслей на заявленную тему, конечно, огромно, и в этом достоинство спектакля, а также очевидна удача сильной и эмоциональной актёрской работы.

Но вот что мешало восприятию, так это «спецэффекты». Громкий звук (музыка, выстрелы, солдатский марш), вспышки света. Может, просто большая сцена создала иллюзии у постановщика, что нужно «усилить» выразительные средства, чтобы «дошло» до каждого зрителя? Смутила также чрезмерная работа с видеорядом. Слишком много «наплывов» портретов, слишком много «жёлтого цвета», когда Мать печалится о сыне, умершем от эпидемии жёлтой лихорадки. На мой взгляд, можно было сделать эти элементы более лаконичными. Смысл монологического высказывания точно не пострадал бы.

В пьесе у мужа и сыновей есть для Матери ответы, зачем они делали то, что привело их к погибели, а в постановке – нет. Впрочем, какое слово может быть оправданием и утешением несчастной женщины, потерявшей тех, кого она любила и не сберегла?.. Спектакль заканчивается решительно и жёстко – Мать обвиняет войну, но не может не отпустить младшего сына на верную гибель, ведь фашисты бомбят деревни, где умирают дети…

Безмолвствует ли народ?

Приятный сюрприз на фестивале лично для меня – постановка «Безмолвие» Орловского государственного академического театра им. И.С. Тургенева по повести «Муму» И.С. Тургенева. Камерный спектакль показали 6 июня на малой сцене ОГАТа. Режиссёром и исполнителем главной роли выступил артист театра Антон Карташев.

/фото: theaterorel.ru/

Собственно, перед нами даже не инсценировка, а полномасштабная версия раздумий творческого современного человека над глобальными темами, которые Тургенев скрыл в небольшом произведении, изучаемом ещё в школе.

В постановке есть три мира. Один – система всевластия и вседозволенности со стороны Барыни (заслуженная артистка России Елена Полняская) и её ближайших приспешников, так и ли иначе ощущающих свою власть, – Ключницы (Снежана Малых) и Дворецкого (Андрей Царьков). В костюмах, кстати, заключён некий символ этого состояния и его влияния на человека – скованность и неудовлетворённость миром, который раз и навсегда видится в границах (художник по костюмам Екатерина Камышалова).

Второй мир – крестьянство. Забитое и безвольное, потому что попираемо несправедливостью и жестокостью барских порядков. Хотя здесь – свои радости и горести, у хозяйского двора своя жизнь — с интригами, колкими взглядами, которая куда богаче того, чем живёт дворянский дом.

Третий мир – это исконное, корневое, народное. Это страшные легенды и предания, сказки, верования, фольклор. Это то, что дивно воспел в «Записках охотника» сам Тургенев. И вот этот мир когда-то открылся маленькому Ванюше, он его почувствовал и впитал в себя, тогда и формировалась будущая «творческая масса». Варвара Петровна и Ваня (Матвей Карташев) тоже стали персонажами спектакля, они обрамляют действо такими важными интонациями – о всепрощающей любви.

Поперёк мира барыни – огромный глухонемой дворник Герасим (Антон Карташев). Одарённый невиданной силищей, красивый в этой природной безупречной форме, он мир города и барского уклада не понимает и страдает от той среды, в которую барской волей брошен – переносит это физически тяжело, мучаясь головными болями.

Барыня требует любви и благоговения, устраивает судьбу своей дворни, с барского плеча даря «счастье». А сама – разрушает. Бросает Татьяну (Ольга Форопонова) в объятья пьяницы Капитона (Дмитрий Бундиряков), разлучает Герасима и его возлюбленную, наконец, приказывает избавиться от единственной отрады несчастного дворника-исполина – маленькой собачки Муму. Нет, она не просила её убивать, она просто указала ей перестать быть как причине бессониц и раздражительности.

Без слёз негодования смотреть на унижение человеческого достоинства смотреть невозможно. Без слёз сострадания нельзя смотреть сцену, в которой играют, привыкают друг к другу и на веки становятся друзьями Муму и Герасим.

«Собачонка» буквально оживает в руках артистки Ольги Форопоновой – животное-игрушка«разговаривает», облизывает нос своему хозяину, выражает свою любовь и преданность. Муму словно вместо Татьяны (потому, наверное, и исполняет две роли одна артистка) оберегает ранимое сердце сурового с виду человека от жизненных неурядиц. Татьяна и Муму, красота природы и истинное чувство – вот то крохотное счастье, что добыл Герасим наяву (а жанр спектакля обозначен как «сон о крохотном счастье»).

Спектакль, на мой взгляд, замечательно оформлен со стороны звуковой. Татьяна и Герасим не говорят, но в выражении красоты и страдания этих двух героев, в полновесности их жизни смысла больше, чем в сухих интонациях барыни и болтовни глуповатой дворни. Акценты, важные штрихи в спектакль вносят музыка, народное пение и ритмичные рисунки, которых удаётся добиваться артистам хлопками рук и ударами деревянных ложек.

Колоритно выведены и дворовые персонажи: девки Катерина (Екатерина Гусарова) и Маруся (Марианна Еремеева), парни Антипка (Антон Бачурин) и Степан (Александр Аксиненко). Сцены танца-стрирки белья, плавание на «плотах», драка с Герамисом – всё это добавляет постановке смелости и динамизма и в то же время не уводит зрителя от главных заявленных тем.

Спектакль, несмотря на знакомый с детства сюжет, заканчивается не трагедией. Финальная сцена – о мудрой любви, о возможной семейной гармонии, о чистоте взгляда на мироустройство. Примечательно, что Антон, Ольга и Матвей – семья в жизни. Может, поэтому им втроём с помощью коллег по актёрскому цеху удалось создать такое замечательное прочтение повести нашего писателя-орловца.

Ирина Крахмалева


Источник: Инфо-Сити, www.infoorel.ru

Добавьте «ИнфоОрел» в ваши источники в Яндекс.Новостях

И читайте наши новости первыми

Новости по теме


Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

РСХБ

Отзывы о ресторанах


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться