Автор
Тема

Философ
Россия, которую мы потеряли.
И много много других фото Нижегородской губернии начала 90 х 19 века.
http://varjag-2007.livejournal.com/3185295.html#cutid1 
Я не интеллигент, у меня профессия есть (c) #441315

Наблюдающий
SWG, ты что!!! Этого не было, все фотошоп. Крестьяне же жили как сыр в масле. Вон и Лесатыч может подтвердить, он точно знает. Это все кровавая гэбня придумала фотки эти. 
#441324

Живу я здесь
... да ладно вам, товарищи! Я вам и из жизни сегодняшних деревень таких понавыкладываю, что в ч/б разрешении не отличишь от фото 19 века...


... в 70-х годах в деревне, где я воспитывался отлично помню земляной пол, соломенную крышу, один телевизор на всю деревню.., хлеб зимою свежий раз в две недели...

... самый важный вопрос в том, желает ли и способна действующая власть поворотиться лицом к гражданам и решать существующие проблемы в их (граждан) интересах... 
#441339

Гуру
Вот нахера создавать целую тучу однотипных тем. Засрали весь форум, хер где разберёшься. Этой теме самое место в "Стыренной фотожизни"...ну ни как не в "Политсовете"... 
— Ну что вы? К чему оскорбления? Уладим это как цивилизованные люди — жестокостью и бессмысленным насилием. Wednesday Addams #441344

Живу я здесь
ФиЛ, ... а нахера разбираться-то?))) Умнее не станешь!))) 
#441347

Местный житель
***OLDER, значит граждане сами должны поворотить ее, куда надо 
#441388

Местный житель
Домики конечно убогие и что характерно очень ветхие и крытые соломой, а не дранкой. Стало быть совсем не от хорошей жизни. Зато церковь каменная.
Но порядок виден. Чистота, как после субботника. Домишки в одну линию. Красота! 
#441416

Местный житель
Смотрю я на фотки и думаю: хорошо, что мы потеряли эту Россию. Что там хорошего-то?  
Пытаюсь жить вечно. Пока получается. #441438
Потеряли - и слава богу.. Про пещеры еще б вспомнили 
#441440

Наблюдающий
Цитата SWG:
И много много других фото Нижегородской губернии начала 90 х 19 века.
http://varjag-2007.livejournal.com/3185295.html#cutid1

Та же деревня спустя 120 лет:


Кроме ржавых крыш большой разницы нет... Так что не надо переживать, ничего еще не потеряно -) 
#441448

Философ
Donder, а ссылку? Откуда фото?  
Я не интеллигент, у меня профессия есть (c) #441514

Наблюдающий
Цитата SWG:
Donder, а ссылку? Откуда фото?
Да пожалуйста : www.pravda-nn.ru/archive/number:1016/article:16269/

Мерлиновка, Нижегородской губернии.
Очень показательны цифры - 10 человек школьников на все село.
На приведенных Вами фотографиях выше, только голодных ребятишек с трудом можно посчитать. Ну и по количеству бурьяна на улицах сравнение явно не в пользу нашего времени.  
#441523

Философ
Цитата SWG:
Да пожалуйста : http://www.pravda-nn.ru/archive/number:1016/article:16269/
А работающую ссылку? Вы б проверили, прежде чем выложить...  
Я не интеллигент, у меня профессия есть (c) #441540

Философ
Обмолот зерна цепами. 1900-е. Фотограф Н. И. Свищов-Паола
http://www.planeta-l.ru/photo250 
Я не интеллигент, у меня профессия есть (c) #441558

Философ
Жатва.
http://www.planeta-l.ru/photo271 
Я не интеллигент, у меня профессия есть (c) #441564
Отзывы об организациях

Станция скорой медицинской помощи 03

Вызвали скорую, у ребенка 3 года заболел сильно живот, температуры нет, приехала бригада, врач поставил сразу диагноз- д...

Анон 19.02.2020 23:14

Муниципальная гимназия № 34

...

Владимир 19.02.2020 21:11

Муниципальная гимназия № 34

Парахин Максим - учИтеля )))

Владимир 19.02.2020 20:54

Муниципальная гимназия № 34

Закончил сию школу в 1983 году. До сих пор считаю лучшей)

Владимир 19.02.2020 20:53

Любопытный
По поводу России, которую мы потеряли, хорошо ещё Лев Николаевич Толстой сказал в своей работе "Голод или не голод?"
Вот ссылка на эту работу...
http://www.rvb.ru/tolstoy/01text/vol_17_18/vol_17/01text/0353.htm
А вот интересные слова из неё:
"есть статистические исследования, по которым видно, что русские люди вообще недоедают на 30% того, что нужно человеку для нормального питания; кроме этого, есть сведения о том, что молодые люди черноземной полосы последние 20 лет всё меньше и меньше удовлетворяют требованиям хорошего сложения для воинской повинности; всеобщая же перепись показала, что прирост населения, 20 лет тому назад, бывши самым большим в земледельческой полосе, всё уменьшаясь и уменьшаясь, дошел в настоящее время до нуля в этих губерниях. Но и без изучения статистических данных, стоит только сравнить среднего исхудалого до костей, с нездоровым цветом лица крестьянина-земледельца средней полосы с тем же крестьянином, попавшим в дворники, кучера — на хорошие харчи, и сравнить движения этого дворника, кучера и ту работу, которую он может дать, с движениями и работой крестьянина, живущего дома, чтоб увидеть, насколько недостаточным питанием ослаблены силы этого крестьянина".

Мне такую Россию не жалко. Совсем не жалко.
Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели??? #442146

Профессионал
ПОСЛЕДНИЕ РУССКИЕ УХОДЯТ , а приходит ОБЩЕСТВО ПОТРЕБЛЕНИЯ ....Вот пожалуй самое печальное на русской земле ......

Когда собирался жениться сын, очень переживала вся семья. Смотрели по родне. Говорили так: «Берешь дочь — смотри мать». Проглядывали до седьмого колена. Сводил наставник. Разводиться было нельзя. Если на том настаивал муж, отлучали от общины всю его семью, если жена — ее семью. Говорил наставник: «Я Богом не играю, не я вас свел, а Господь». Ну вот, не дай Бог, попалась стропотливая2 жена, то говорили: как же он с ней будет, железо уваришь, а злой жены не уговоришь. Лучше хлеб есть с водой, чем жить со злой женой. Так проговорят. Или: плоху квашню не перепечешь — худу бабу не переделаешь. А Зинаида Ефремовна, ей уж тоже 90 годков, говорила мне: «Первый муж от Бога, его даже ругать нельзя. Нельзя от него таиться, черно-бело — всё с мужем оговаривать надо. Беречь своего родного мужа; как ты его поставишь, так и в доме, и в деревне с ним будут считаться».

Ничего не помогает, так расскажут притчу. Жили-были муж да жена. И хорошо бы они жили, да жена угодила поперешная. Всё наперекор. Назло мужу сяду в лужу. Замучился мужик. Скажет: брито. А жена: стрижено. Он: стрижено. Она: брито. Ни уговорить, ни убаить. Как-то надо им было перейти через канавку3. Не перепрыгнуть, не перебрести. Мужик перекинул через канавку жердочку. Сам перешел и жене наказывает: не крутись, не пялься, иди тихонько! Упадешь ведь и утонешь! Но она же поперешная. Как давай она крутиться, как давай она вертеться! Бултых в воду… и утонула

А вообще лучше ногой запнуться, чем языком. Прибереги язык в беседе, а сердце в гневе. Не то мудрено, что переговорено, а то, что не договорено. Вот так надо жить. Все, что я знаю, мои дорогие, это не я, это они мне рассказывали. Прихожу к ним, бывает, избушка ну совсем заваливается. Думаю: Господи, хоть бы бабушку не задавило, а она: «Я, милая моя, хорошо живу, избушка хоть и худенька, да своя. Дождем меня не мочит, огнем не жжет». Я говорю: «Как у тебя здоровье-то?» Сегодня, отвечает, хуже, чем было вчера, так ведь лучше, чем будет завтра. Я говорю: «Одна живешь, тяжело поди». Она: «Я не одна, я с Богом живу».

Усмиряй свою гордыню, усмиряй, не будь ты выше, чем другие, уважай людей, уважай сам себя, так и люди уважат тебя. Гордиться ничем нельзя. Сделал добро и погордился — вот и нет добра. Подаешь — так надо так подавать, чтобы не видно было в руках, что подаешь, и чтобы твоя левая рука не знала, что дала правая.

Если кто с кем поругался, грех на том, кто не простил.

Говорят: учи детей без людей. Не будут делать замечание, когда люди вокруг. Если видят, что сын не совсем по-доброму относится к своей жене, они его прижмут возле амбарчика — тятенька, дедонька, бабонька тут же идет с батожком: говорит, я вам подсоблю. И спросят: у тебя пошто Аксинья плакала? Ишь ты, Ваньша, какой — у худого мужа жена всегда дура! Вот как они скажут. Жена мужу не прислуга, а подруга; родители берегут дочь до венца, а муж — до конца. Не та счастлива, что у отца, а та, что у мужа. Бабонька скажет: смотри мне! И не потому, что он бабонькиного костыля боится, а потому, что ее уважает и его авторитет парню дорог, он подумает, стоит ли так себя вести.

Читать полностью :

http://shans-online.com/news/2012-01-13/poslednie_russkie/


#442151
Эта книга — о культуре русских крестьян XVIII—XIX веков.
Больше — XIX века, особенно — конца его. О нравственных понятиях
крестьян и хозяйственных знаниях, социальном опыте и исторических
представлениях, круге чтения и праздниках, общинных сходках и молодеж-
ных посиделках.
Сегодня о крестьянстве, его прошлом и настоящем задумы-
ваются многие. Не только те, кто имеет прямое отношение к деревне,
но, наверно, все, кому дороги судьбы Отечества. Хотят знать, каким же было
оно, крестьянство, раньше, до «раскрестьянивания», до того, как
администрирование сверху стало агрессивно вытеснять весь его опыт и
знания.
А узнать это совсем непросто. Ведь длительное время все учебники
вещали лишь о том, что «положение крестьян становилось все хуже».
Это определение повторялось для разных веков и периодов вопреки всякой
логике, и было совершенно неясно, как же это крестьянам все-таки
удавалось жить самим и кормить других.
В научных работах подход был, разумеется, глубже. Там ис-
следовались экономические процессы, уровень эксплуатации, классовая
борьба. Нередко это делалось очень серьезно и основательно. Но и там
была, как правило, та же заданность, то же стремление непременно показать
лишь темные стороны и отрицательные явления. Живая жизнь крестьянина
с его умением и размышлением отсутствовала.
Укреплялось ложное представление, что «темный», «невежест-
венный», «забитый» крестьянин был пассивен и бесконечно скован в
своих действиях. А если он и был активен, то это был «кулак», с которым
позже и разделались. Чем больше было сложностей в жизни современной
деревни, тем важнее, по-видимому, было доказать, как плохо все было в
старину.
При этом неувязки бросались в глаза многим. Дети слушали
рассказы стариков и видели в них совсем не то, о чем говорилось в
учебнике. Исследователи видели в архивных документах иную действи-
тельность, чем в своих собственных теоретических экскурсах. Но говорить
об этом было невозможно.
Между тем «теоретическое» отношение к крестьянству, как к
темной силе, которая все что-то недопонимала или вовсе уже не понимала,
имело самое прямое отношение к стилю административного управления
деревней. О чем же спрашивать у самих крестьян, если они ранее погрязали
лишь в невежестве? На этой основе любой администратор с маломальским
образованием считал возможным с легкостью пренебречь огромным
народным опытом в хозяйстве. А о социальных вопросах что уж и говорить!
Какой тут учет опыта, если считалось, что крестьяне либо пребывали в
забитости, либо при малейшем послаблении немедленно начинали
превращаться в эксплуататоров, проявляя «частнособственнические»
интересы.
Случилось так, что в своем высокомерном отношении к кре-
стьянину, к его возможностям, иные современные деятели, хотя и про-
возглашали себя выразителями народных интересов, оказались в одном
ряду с худшей частью надменных аристократов или ограниченных чиновников
старой России, презрительно поджимавших губы в адрес простого мужика.
Именно с худшей частью, потому что не только лучшие из дворян
восхищалась крестьянскими сметливостью в хозяйстве или художественным
творчеством. Но даже средние помещик и чиновник, обладавшие здравым
смыслом, считались с крестьянским опытом и обычаем.
Были и другие предшественники у современного презрительного
отношения к крестьянству. «Выбившиеся» из деревни новоиспеченные
горожане, устроившиеся лакеями в барских домах или половыми в
трактирах (я нарочито называю именно эти профессии, так как опять-таки
4
лишь худшая часть перебравшихся из села в город занимала такую
позицию), усвоившие внешний «лоск» городской жизни. Это они с лакейской
бесцеремонностью называли «деревенщиной» всякое проявление
«отсталости» от сиюминутной городской моды.
Но были в предшественниках и благородные критики, искренне
желавшие блага крестьянству. Они с лучшими намерениями подчер-
кивали темные стороны жизни старой деревни, чтобы искоренить их,
изжить. Часто это делалось с вольным или невольным усилением черноты
за счет художественных средств либо из-за односторонней горячности пуб-
лициста. У этих писателей и журналистов и доныне черпают свои аргументы
те, кто восстает против объективного показа старой деревни, якобы
идеализирующего крестьянскую жизнь.
Отсутствие глубокого понимания деревни, ее традиций, особенностей
сельской жизни, недостаток настоящего уважения к крестьянину, его
труду буквально пронизывают всю современную программу образования. И
стоит ли удивляться при этом, что, едва-едва подучившись, крестьянский
сын спешит бежать из деревни без оглядки, чтобы обрести более
престижную профессию и городской образ жизни. И только ли материальные
условия в этом виноваты? Тщетно призывает сельский учитель
старшеклассников остаться в родном селении — это противоречит всему,
что он же доказывал им на уроках истории или литературы.
А ведь на самом-то деле им, потомкам крестьян, есть чем гор-
диться. Но все словно бы сговорились замалчивать это. Правда, фольк-
лористы, литературоведы, искусствоведы, музыковеды постоянно при-
знают огромное влияние крестьянского творчества на лучших профес-
сиональных мастеров литературы и искусства. Да и как не признавать,
если многие из них прямо сказали это о себе, у других же это четко выходит
из самих творений.
Но высказывания специалистов по творчеству остаются сами по
себе, а бесконечные и уныло-однообразные утверждения о массе забитых и
невежественных крепостных — сами по себе. Иногда они соседствуют на
страницах одних и тех же учебников или обобщающих коллективных
работ без всякой увязки между собою. Без малейшей попытки рассказать о
жизни и культуре крестьян.
Справедливость требует признать, что были и есть в советской
гуманитарной науке авторы, а то даже и целые направления, иссле-
дования которых убедительно раскрыли разные стороны богатой ду-
ховной жизни крестьян. Я буду обращаться к их работам в дальнейшем
изложении, и внимательный читатель убедится, что их не так мало. Но
такие труды выходят малыми тиражами, скрыты в очень специаль-
ных научных изданиях, рассыпаны по крупицам в разных областях
науки.
Громко опротестовали шельмование деревни сами крестьяне, ставшие
большими писателями, гордостью русской литературы. Они вывели на
свет главное — тонкий душевный мир человека из деревни. Их сразу
же признали и полюбили одни и встретили в штыки другие. Почему же,
скажите, доброе слово о народе вызывает у иных критиков, теоретиков,
публицистов такое яростное желание опровергнуть, заклеймить, осудить?
Тут уж в ход пойдет и обвинение в национализме, а то, глядишь, и в
шовинизме, либо в идеализации старой деревни и т.п. И дела нет такому
обвинителю ни до личного выстраданного опыта художника, ни до исследо-
ваний ученого. Он-то, обвинитель, и так все знает. Ему-то, главное, заста-
вить замолчать голос, говорящий хорошее, благожелательное. Много при-
думано обвинительных названий для того, кто скажет доброе о русском
народе, но нет их для тех, кто бесцеремонно и беззастенчиво приписывает
ему отрицательные качества.
Очевидно, что благожелательное слово о каждом народе, от-
крывающее лучшие его качества и культурные ценности его истории,
способствует тому, чтобы максимально развернулись положительные воз-
можности этого народа. Наибольшее развитие национальной культуры
5
увеличивает вклад в мировые духовные ценности подобно тому, как по
мере развития отдельной личности вырастают ее возможности быть полезной
для других. Однако поборники безграничной свободы личности (они ее
провозглашают даже без главного условия: любить и уважать ближнего
своего) не хотят замечать, что подход к индивидуальности любого народа
должен быть таким же, как к личности отдельного человека. Исполненным
уважения, прежде всего.
Между тем острота разговора о русском крестьянстве нара-
стает. Ныне явилось немало охотников объяснять отрицательные яв-
ления последних десятилетий нашей истории особенностями русского
крестьянства. Делается это по-разному: иногда откровенно и прямолинейно,
иногда завуалированно. Но всегда без всяких серьезных оснований -
понаслышке, с предвзятым подходом, без учета исследований вопроса по
историческим источникам.
Нужно, например, объяснить, как стала возможна в XX веке
тираническая власть одного человека — пожалуйста, ответ готов. Вся
причина якобы в русской патриархальной крестьянской семье, где была
безоговорочная власть главы. Сделавшему такое заявление автору нет дела
до того, что из большой семьи дети могли выделиться и зажить само-
стоятельно, что нерадивого главу хозяйства члены семьи могли заменить
сами либо обратиться за помощью к общине. И до самой-то общины со всей
ее демократией этому автору в данный момент, в данном тексте дела нет,
точно и не было ее у русских.
Зато в другом случае будет -сказано, что именно община, ско-
вывавшая личную инициативу, виновата в том, что хороший хозяин якобы
ничем не интересовался за своей околицей и потому, мол, в ходе
коллективизации были выдвинуты плохие хозяева! Подобные заявления,
ни на чем не основанные, могут еще сопровождаться сетованиями по поводу
ежегодных переделов всей земли в общине (никогда в действительности не
существовавших).
А иной публицист (да один ли?) сопровождает подобную ха-
рактеристику еще и сочувствием крестьянам: что же, мол, их винить,
ведь они же и пострадали. Не виноваты же они, что такие были темные и
забитые. Историческая, мол, закономерность. В общем, не мытьем, так
катаньем, как говорит пословица. Лишь бы сказать худое о целом народе.
Настало время сказать правду о русских крестьянах. А для
этого нужно сопоставить многочисленные и многообразные источники,
раскрывающие жизнь деревни с разных сторон. «Но это ведь уже нельзя
воспроизвести!» — сказал мне мой коллега — оппонент. Ошибаетесь,
коллега. Вы принимаете желаемое за действительное. Сохранилось и лежит
в архивах (а иные материалы опубликованы еще в прошлом веке) множество
описаний современников, подробнейших ответов на программы различных
научных обществ, решений общинных сходок, прошений, писем и других
документов, по которым можно очень подробно представить жизнь
старой деревни.
Мне довелось в течение тридцати лет изучать русскую деревню
XVIII—XIX веков по таким историческим материалам. В их числе —
фонды шестнадцати архивов страны. И, конечно же, публикации
современников, непосредственно наблюдавших тогдашнюю деревню. Вот
эта база и непредвзятое отношение к русскому крестьянству и дают
основание надеяться на то, что книжка послужит скромным вкладом в
общее наше дело.
Мои материалы охватывают разные категории крестьянства.
Крепостные крестьяне составляли по стране в целом 34 процента на-
селения. Да, да, уважаемый читатель, я не ошиблась. Это сведения
десятой ревизии, то есть переписи 1858 года, которая непосредственно
предшествовала реформе 1861 года, отменившей крепостное право.
(Авторам, которые любят оперировать понятием «крепостная Россия», не
мешало бы это знать.) В европейской части России крепостные крестьяне
занимали 37 процентов населения, за Уралом их почти совсем не было. В
6
составе крестьянства крепостные составляли половину (с колебанием
примерно от 30 до 70 процентов по разным губерниям центра Европейской
России). Отсюда понятно, что, изучая крестьянскую культуру, надо иметь в
виду не только крепостных, но и государственных крестьян, и другие, более
мелкие группы.


Мир русской деревни. Громыко Марина Михайловна. 
Наши жизни нам не дороги, а вражьей милостью мы погнушаемся. #442194

Мэтр
Lesatach, тебе орден надо выдать. Сам то читаешь что копипастишь? 
И будьте же Вы все трижды счастливы!!! #442199
Вик, а то ж! Что, есть, кто не читая здесь пишет? 
Наши жизни нам не дороги, а вражьей милостью мы погнушаемся. #442383

Популярное
на форуме

Отзывы о ресторанах18+


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться