Автор
Тема

Новичок
Цитата S.A.:
Цитата Okulus:
Пациентам внушили, что наше здравоохранение лучшее
А пациентам это точно внушили?
Ну так Скворцова этим только и занимается. Она же волшебница и даже продолжительность жизни увеличила (на бумаге). 
Сергей Николаевич #735213

Новичок
Цитата S.A.:
Цитата Okulus:
Пациентам внушили, что наше здравоохранение лучшее
А пациентам это точно внушили?
Министр Скворцова внушила, что продолжительность жизни повысилась. А ей "поверили" и повысили пенсионный возраст)) 
Сергей Николаевич #735220

Живу я здесь
Цитата Okulus:
Министр Скворцова внушила, что продолжительность жизни повысилась.
Не надо путать самодержца с холопами.
Царю внушили. А холопы как не верили, так и не верют. 
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #735221

Новичок
Цитата S.A.:
Цитата Okulus:
Министр Скворцова внушила, что продолжительность жизни повысилась.
Не надо путать самодержца с холопами.
Царю внушили. А холопы как не верили, так и не верют.
Не надо путать причину со следствием. Ее и держат только потому, что она "делает" нужные цифры и создает видимость, что все супер. А народ выпускает пар в нужном направлении. 
Сергей Николаевич #735225

Межгалактический флудер
Ребят, вам тесно в "Новости в Орле и Мире"? Дискуссию, не относящуюся к медицине, переместил. Впредь буду просто удалять. 
мы называем это жизнью, а это просто список дел #735251

Живу я здесь
В Туле бригаду «скорой» вызвали к плачущему младенцу для снятия сглаза

Медики тщетно пытались объяснить, что снятием сглаза они не занимаются. После безуспешных попыток вразумить семью, они покинули квартиру.
https://zen.yandex.ru/media/medrussia/v-tule-brigadu-skoroi-vyzvali-k-plachuscemu-mladencu-dlia-sniatiia-sglaza-5c31dbba8c276f00aa0e8cc9?from=feed

Блин. Какие-то медики пошли, ничего не умеют. Даже сглаз снять.
Как дальше-то жить? 
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #735265
S.A., статья, похоже, для заполнения контента, для некоторой рекламы и для закрепления стереотипа, что народец тупой и сам во всём виноват.
Сейчас ещё модно впаривать вирусы про плоскую землю, галографические Луну и Солнце. Главное, "вещдоки" у них на руках. И верит же народ, под шумок, мол, вот как нас дурят.
Наверно это кому-то надо или выгодно, программно. 
Культурного употребления наркотика, как и культурного безобразия, не бывает! Бросать нужно сразу и навсегда! А ещё лучше - даже не пробовать! Береги своё здоровье, ты нужен близким! #735269

Живу я здесь
Цитата igor111:
для закрепления стереотипа, что народец тупой и сам во всём виноват.

Дохтор, можете меня удалить.
Но я не могу не ответить.

igor111, если народец требует от скорой снятия сглаза (что есть факт), то у народца есть царь-инператор и недимон (что тоже есть факт).
А им другого народца и не надо. Как и народцу других управителей.
Все довольны. Кроме меня - вольнодумца-диссидента. А во всём врачи виноватые. Патамушта не могут снять с меня порчу и исправить карму.  
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #735272

Межгалактический флудер
Испания объявила войну гомеопатам и психоаналитикам

Испанское правительство объявило войну альтернативной медицине, включая иглоукалыванию и гомеопатию. Объявлено, что планируется убрать из медицинских учреждений специалистов этой сферы, поскольку подобная практика вредна для здоровья.
Данная инициатива министерств науки и здравоохранения, направлена на то, чтобы избежать «потенциального вредного воздействия» этих методов, особенно в тех случаях, когда они используются как альтернатива или в дополнение к курсу лечению в медицинских учреждениях. В заявлении правительства Испании говорится, что данное решение имеет под собой доказательную научную базу, сообщает Guardian.
«Многие люди по-прежнему считают, что некоторые из этих методов лечения действуют, несмотря на отсутствие научных доказательств», - говорится в заявлении правительства.
Согласно опросу 2016 года, 59,8% испанцев считали, что иглоукалывание оказывает лечебное действие, а 52,7% считали, что гомеопатические препараты работают.
Испанское правительство заявило, что желает убрать альтернативную медицину из медицинских центров, где лечение должно проводиться только официально признанными специалистами. Те учреждения, где будет и дальше практиковаться альтернативная медицина не смогут называться медицинскими.
Кроме того, планируется убрать альтернативную медицину из курсов испанских университетов и прекратить практику выдачи дипломов по специальностям, связанным с альтернативной медициной.
Испания также хочет изменить законодательство, чтобы бороться с ложной рекламой, связанной с альтернативной медициной. В последнее время эта проблема широко освещается в Испании, а ученые требуют от министерства принять меры после нескольких трагических случаев с летальным исходом.
В одном из таких инцидентов, о котором сообщалось Испанской ассоциацией по защите пациентов от псевдонаучной терапии, 21-летний Марио Родригес умер после отказа от лечения в больнице от лейкемии, предпочтя некоего натуропата, который пообещал ему вылечить рак с помощью витаминов. Перед смертью он признался своему отцу, что допустил ошибку. Впоследствии отец Марио Родригеса подал в суд на этого натуропата и выиграл дело.
Ассоциация по защите пациентов составила длинный список практик, считающихся альтернативной медициной, который включает в себя ароматерапию, иглоукалывание, которое веками практикуется в китайской традиционной медицине, и психоанализ Зигмунда Фрейда.

Дмитрий Колесник

Ссылка на оригинал: https://medportal.ru/mednovosti/news/2018/11/20/878alter/ 
мы называем это жизнью, а это просто список дел #735282

Эксперт
Цитата doctor:
Ассоциация по защите пациентов составила длинный список практик, считающихся альтернативной медициной, который включает в себя ароматерапию, иглоукалывание, которое веками практикуется в китайской традиционной медицине, и психоанализ Зигмунда Фрейда.

Ну если так и дальше в Европе пойдут дела , то скоро и на СВЯТОЕ замахнутся европейцы …..

https://www.astromeridian.ru/medicina/cerkovnaja_sluzhba.html
#735285
Похожий случай об отце и сыне



Предполагаю, что лечить следует, прежде всего, не болезнь(последствия), а потенциальных больных, их энергетическую составляющую, тогда и тело здоровым будет. А чем заполняют содержание статей в интернете, зависит от степени оплаты тех или иных аналитиков-авторов. Поскольку доходы у фармацевтических концернов баснословные, то и выделять средства на защиту своих дилеров они могут в достаточном количестве, как и на рекламу препаратов-новинок. Только изменяется ли ситуация со здоровьем клиентов?..
"Вылеченный" и понявший суть и причины болезней, клиент станет(жить захочет - станет) разборчив и в своём питании и в образе жизни, что станет катастрофой не только для фармации, но и "пищевой" отрасли...
Вот бы ещё от телевизора вылечить... пациентов.
Игорь111 не против медицины, он за человечность и в медицине и во всём другом.
Другого пути у нас просто нет  
Культурного употребления наркотика, как и культурного безобразия, не бывает! Бросать нужно сразу и навсегда! А ещё лучше - даже не пробовать! Береги своё здоровье, ты нужен близким! #735289

Живу я здесь
Цитата doctor:
Испания объявила войну гомеопатам и психоаналитикам
Ничего не понимаю в гомопатии, но точно знаю, что психоаналетиги в подмётки не годятся настоящим друзьям по своим целебным свойствам. 
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #735297

Межгалактический флудер
Роскошь движения

Мне всегда страшно узнать, что люди думают, когда впервые меня видят. Смазанная речь, нарушение походки, сведена спина, шея и лицо. Я слышала разные версии: ДЦП, жертва автокатастрофы или инсульта, последствие спортивной травмы… На самом деле у меня мышечная дистония, которой я заболела в семь лет. До семи я была как все. И сейчас я себя вижу такой же, как все. Наверное, это заблуждение или мечта останется со мной до конца — я такая же, как все.
О дистонии
При слове «дистония» у многих в голове всплывает непонятное сочетание букв ВСД, которым наши врачи описывают усталость, хандру и сопутствующие мелкие недомогания. На самом деле это тяжёлое неврологическое заболевание, которое не даёт вам расслабиться. Ваши мышцы всегда в повышенном тонусе, мозг постоянно и безуспешно отправляет им команду «расслабься», но из-за этого возникают только дрожь и судороги. Если дистония фокальная, вы теряете контроль над частью своего тела (рукой, шеей, веками, спиной). Но мне, одной на сто тысяч, выдался редкий шанс заболеть генерализованной формой мышечной дистонии, когда поражены все мышцы.
Чтобы достичь этого знания, моим родителям понадобилось почти четыре года хождений по врачам. Даже сейчас, спустя тридцать лет, этот срок рекордно быстрый. В среднем пациенты с дистонией тратят пять лет, чтобы получить правильный диагноз. Пять лет вы будете слушать о своих «шалящих нервишках» или о том, что вы симулянт; вас будут лечить от паркинсонизма, сколиоза или депрессии.
Тогда, в начале 90-х, никаких действенных методов лечения не было. Фармакология и сейчас предлагает нам только слабопомогающие миорелаксанты и сильноодурманивающие транквилизаторы. Ботулотоксины только на какое-то время снижают тонус для отдельных частей тела. Самый новый и действенный метод на сегодняшний день — хроническая электростимуляция глубинных структур мозга (нейростимулятор). За этим моим кратким резюме видов лечения двадцать лет экспериментов на собственной шкуре.
Я не хочу описывать эти годы надежд и разочарований. Если бы всё это время я занималась только лечением, я бы сошла с ума. Но моя мудрая мама сказала: «Раз мы тебя пока не можем вылечить, тебе нужно учиться. Представляешь, ты станешь взрослой, тебя вылечат, и что ты будешь делать?!» И я решила, что пытаться жить – это лучше, чем долго-долго ждать чуда, а потом пытаться жить. Я окончила школу, университет, защитила диссертацию по экономике, уехала на два года в США учиться управлять деятельностью некоммерческих организаций и до сих пор учусь-учусь-учусь…
Об образовании
Школа была для меня как социально-психологические горнила. Я не понимала, зачем должна мучиться, каждый день туда хромать, слушать, как меня дразнят, стирать дрожащие руки в кровь, фиксируя их при письме, и постоянно осознавать, что я не могу делать что-то так же, как другие дети. Моей маме приходилось ещё хуже. С одной стороны я со своим бесконечным нытьём о нежелании учиться; с другой стороны школьные руководители, которые все десять лет пытались перевести меня на так называемое «домашнее обучение», потому что мне тяжело, потому что я, якобы, расстраиваю других детей фактом своих мучений и просто порчу внешний вид школы.
Спустя несколько лет, когда я стала более плотно общаться с людьми со схожим диагнозом, я много встречала тех, кто стал жертвой «домашнего обучения». В лучшем случае это программа первых трёх классов плюс крайне низкий уровень социализации. Их просто выкинули из общества, при этом общество потеряло ту часть себя, которая отвечает за сострадание и, как любят говорить американцы, «многообразие». А я дала своему окружению это многообразие и способность сострадать. Я точно знаю, что мои одноклассники, одногруппники, коллеги по работе не выделяют и не отделяют инвалидов как какую-то категорию непонятных людей. Я для них такой же человек, который так же дышит, говорит, плачет, смеётся и чего-то хочет от этой жизни.
О прогрессе науки
Для меня слово «вера» имеет очень чёткие очертания. Я бесконечно верю в силу человеческой мысли. По сути, это единственное, что у нас есть, ну, или это моё заблуждение вечного студента. Когда мне раз за разом говорили, что дистония на сегодняшний момент неизлечима, я слышала только то, что она пока неизлечима. Я дождалась нейростимуляции, которая в прошлом веке выглядела абсолютной фантастикой. С 1997 года установка нейростимуляторов стала общепринятой практикой при лечении болезни Паркинсона в США. С 2003 года её официально рекомендовали для лечения дистонии. Наши врачи также активно вели работу по внедрению этого метода. Благодаря их работе в 2005 году меня очень успешно прооперировали в НИИ нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко.
В принципе эта технология весьма проста. Два длинных электрода помещают в определённые участки мозга, от них прокладывают под кожей провода к нейростимулятору. Нейростимулятор — это генератор электрических импульсов и батарейка. Участки мозга, отвечающие за заболевание, постоянно подвергают воздействию электрического тока. Всё весьма примитивно, но очень дорого, ведь такой прибор должен безопасно работать без сбоев. Операция по первичной установке нейростимулятора стоит приблизительно 1,5 миллиона рублей. Операцию можно сделать в рамках ОМС (по квоте на высокотехнологичную медицинскую помощь) более чем в десяти российских городах. К сожалению, в последние два-три года стала наблюдаться нехватка таких квот и очередь на несколько месяцев.
В России установка нейростимуляторов производится уже почти 20 лет. Тем не менее, вы не найдёте никакой официальной статистики по количеству прооперированных пациентов. Возможно, больницы ведут локальный учёт, но единого реестра нет — по крайней мере, мне о нём неизвестно. Это значит, что не рассчитывается потребность в закупаемых нейростимуляторах, не создаются кабинеты по их обслуживанию и настройке в регионах, невозможно получить помощь в рамках ОМС при поломке расходных частей (пультов, зарядных устройств), неврологи не проходят обязательную подготовку по работе с такими пациентами. Наша система здравоохранения до сих пор делает вид, что это какой-то медицинский эксперимент, хотя критическая масса успешных результатов уже давно достигнута, а количество пациентов исчисляется тысячами.
Организованное выживание
Я много общалась с пациентами и врачами в России и за рубежом, училась в США, стажировалась в крупнейшей организации пациентов с дистонией в мире Dystonia Medical Research Foundation (Чикаго, США). Мне казалось, что это просто очевидно — надо создать пациентскую организацию в России. С 2010 года я стала пытаться перенести суперуспешный американский опыт на российскую почву.
Создание организации, информирование пациентов, сбор средств – все эти технологии уже есть и работают во многих странах. Однако в России они оказались совершенно бесполезными. Главных причин, на мой взгляд, три. Первая, конечно, политическая. Как только я подала документы на регистрацию НКО, то тут же попала под пристальный взгляд всех возможных инстанций. В регистрации мне отказывали несколько раз без объяснения причин. Наше государство не любит некоммерческие организации.
Вторая причина — сами пациенты. Возможно, сейчас в меня полетят камни, но я наблюдаю у наших людей феномен рабской психологии. Они боятся жаловаться, боятся писать и просить, настаивать и отстаивать. Вдруг потом не дадут квоту на операцию, лишат инвалидности или «залечат» — да, я слышала и такой аргумент.
Последняя причина — по порядку, а не по значимости, — это деньги. У российских пациентов нет средств, чтобы лоббировать свои интересы, оплачивать научные разработки или строить больницы, как это делают те же американцы. Те немногие состоятельные люди, которые сталкиваются с тяжёлыми заболеваниями, лучше предпочтут лечиться за границей, чем вкладываться в развитие медицины у нас.
Я не хочу сказать, что объединения пациентов в России совсем невозможны. Конечно, есть очень удачные примеры совместного решения каких-то вопросов. Но те организации, которые у нас работают сегодня, меня, если честно, совсем не радуют. Мало того, что государство загнало их в рамки жесточайшего контроля. Их вынудили играть по своим правилам и на своём поле.
Беззубая бюрократическая казуистика, мир сереньких галстуков и безликих цифр в принципе противоречат духу движения за права страдающих людей. Получается, что мы страдаем и умираем, но ведём себя так же, как здоровые и состоятельные люди. Как бы мы такие же. Извините, но я не такая. Моя дипломатия и политкорректность похоронены в братской могиле с моим здоровьем.
О силе слова
После фиаско с попыткой создать организацию пациентов у меня довольно долго не было желания возвращаться к этой теме вообще. Просто опустились руки. Потом знакомые врачи-неврологи и нейрохирурги стали просить меня пообщаться с тем или иным пациентом. Ситуация была типичная — люди отказывались от операций просто из страха неизвестности. Медицинские доводы, как правило, сухи. Врач не проверяет процедуру на себе. Он не знает, больно это или нет, помогает ли и меняет ли качество жизни к лучшему. Другое дело, когда вы общаетесь с человеком, который сам был в такой же ситуации.
В своё время я долго и мучительно принимала решение об операции по имплантации нейростимулятора. В начале 2000-х это была практически экспериментальная процедура, информации было очень мало. В США и Европе было уже довольно много пациентов, имевших подобный опыт. Я стала писать им. Люди подробно отвечали на мои письма, присылали мне видео, откровенно и честно рассказывали о себе. И ещё тогда я решила, что единственное, чем смогу отплатить этим людям за их откровенность и доброту, это по мере возможности делать то же самое для других.
Я практически никогда не отказываю людям в информации, рассказываю о своём опыте. В какой-то момент интересующихся стало очень много, тогда и появилась группа ВКонтакте, где я стала выкладывать информацию, видео, документы, организовывать обсуждения по темам. Группа потихоньку растёт. Меня радует, что пациенты всё больше и больше обращают внимание на такие ресурсы. Но огорчает невероятная скрытность наших людей. Больше чем у половины участников – специально созданные с этой целью анонимные аккаунты. Пользователи пишут вопросы, получают ответы и удаляются. Практически каждый день я получаю личные сообщения, которые начинаются фразой: «Не могу писать на форум, вдруг узнают родственники и друзья…» Мне странно это слышать. Стыдно, если «вдруг узнают» о сифилисе, привезённом из отпуска в Тайланде, а когда у тебя шея скручена на 180 градусов или руки ходят ходуном, поверьте, об этом и так уже все знают.
Чем тяжелее и непонятнее заболевание, тем выше вероятность, что люди будут всеми правдами и неправдами скрывать его от окружения. У нас вообще неприлично говорить открыто о проблемах со здоровьем. Это тайна, которая обрастает массой ненужных и лживых слухов. Гастрит можно, артрит можно, про ДЦП или аутизм уже говорим шепотом. Паралич или онкология – всё, чёрные шторы на окна, дверь открываем только своим. Так по одному и барахтаются в своей беде, как те утопающие, которые стесняются закричать «помогите».
Как показывает мой опыт, чем больше людей знает о вашей проблеме, тем вам проще жить. Соседи и знакомые перестают строить догадки. Как только появляется информация о новом лечении – вам о ней расскажут первому, потому что знают (!), что вы её ищете. Если есть возможность улучшить условия жизни, то часто люди помогают, потому что они знают, как конкретно можно вам помочь и что от них требуется.
О мечтах
Если вы думаете, что моя мечта вылечиться, то да, конечно, это так. Но больше думаю о том, как мне жить здесь и сейчас. Моя более приземленная мечта — медицинская система case management, то есть, лечение конкретного пациента, а не заболевания. Ведь совершенно ясно, что лечение человека с гриппом или переломом это совершенно другой процесс, чем лечение человека с тяжёлым неизлечимым заболеванием, которое корёжит весь организм и в то же время смертельным не является. Это «пожизненная терапия» (life-long care), призванная поддерживать человека и облегчать страдания. Термин «паллиативная помощь» в данном случае неуместен, потому что он подразумевает всё-таки подготовку к смерти, а не образ жизни. По крайней мере, в нашей стране он понимается именно так.
В идеале это выглядит так. Прихожу я к профильному доктору, в случае дистонии — к неврологу со специализацией в двигательных расстройствах. Он меня смотрит, слушает, оценивает эффективность проводимой терапии и говорит: «Сейчас гастроэнтеролог проверит печень, ведь от лекарств большая токсическая нагрузка, ортопед подберёт ночные туторы, потому что суставы разрушаются из-за деформации мышцами, флеболог поработает над проблемой с венами, вызванной гипертонусом, а психиатр пропишет что-нибудь от депрессии. Увидимся через три месяца».
И этот мой врач меня знает. Он знает, что и от чего у меня болит, что нужно рассказать обо мне узким специалистам, чтобы помощь была максимально эффективной. Сейчас же пациент сам блуждает по кабинетам, сам просвещает всех врачей, что же такое дистония и рассказывает, как его надо лечить.
Вместо вывода
Эти строки я пишу за полночь. Все домашние давно спят, а я стучу по клавишам до последнего, лишь бы не пытаться мучительно заснуть. Болит шея, сводит спину и руку. Телу просто нет покоя. Ночью страшнее всего — ты начинаешь ощущать своё полное одиночество в битве со своими монстрами. Можно пережить потерю способности ходить, можно справиться со смазанной речью. Молчание золото, в конце концов. Но когда ты устаёшь от собственного напряженного тела… Остаются только игры разума и кофе.
Дистония и сегодня неизлечима и плохо поддается контролю. Вы можете временно облегчить состояние, уменьшить какие-то симптомы, но эта война пока не выиграна. Жизнь в такой ситуации — постоянные взлёты и падения, никакой стабильности, никаких планов. Сегодня ноги ходят, а завтра нет. То же самое с речью, шеей, руками. Это постоянный страх, что станет хуже, что никто не сможет помочь, что единственным выходом останутся сильнодействующие транквилизаторы. Это и есть ваши условия игры.
Зато жизнь со мной очень честна. Я не сомневаюсь в дружбе и любви близких людей — любить меня из корысти не за что. Я получаю много помощи просто так, а иногда чего-то добиваюсь сама и знаю, что могу себя за это уважать. Даже в современной, якобы, стремящейся к инклюзивности действительности места для меня нет. Значит, я меняю этот мир самим фактом своего возмутительного существования. Собственно, в этом моя карьера, видимо, и состоит. И я весьма в ней преуспела.
Ссылка на оригинал: http://alla-astakhova.ru/roskosh-dvizheniya/
мы называем это жизнью, а это просто список дел #735464

Межгалактический флудер
Стырено с разрешения автора с сайта https://vrachirf.ru/concilium/54954.html#comments

По стандартам


1994 год.


Утренняя конференция началась с опозданием. Народ тянулся в зал еще минут десять. Заведующий отделением терпеливо ждал, с трудом скрывая недовольство. Последним зашел хирург Алексей Петрович. Его внешний вид оставлял желать лучшего, помятое лицо, будто с будуна, свисающие почти до плеч спутанные сальные волосы, мятый халат, испачканный в крови.
-Что с вами? – удивленно спросил заведующий.
-Дежурство тяжелое было – устало ответил Алексей Петрович.
-Ну , батенька, это не повод, чтобы с утра не привести себя в порядок – с упреком произнес зав отделением.
-Докладывайте как прошло дежурство – добавил он.
Алексей Петрович встал, взял кипу свеженаписанных историй болезни и начал доклад:
-За время дежурства поступило восемь больных, из них по скорой шесть, два было самообращения. За ночь экстренно прооперировано трое больных с аппендицитами, один из них перфоративный, переведен в реанимацию, у остальных состояние средней тяжести. Поступила больная с кишечной непроходимостью, будем разбираться, назначено обследование. Больной Степанов с ущемленной пупочной грыжей, включен в список операций на сегодня. Один больной поступил в алкогольном опьянении с пищеводным кровотечением на фоне алкогольного цирроза печени, переведен в реанимацию в связи с большой кровопотере. Один пациент 20 лет под наблюдением по поводу подозрения на острый аппендицит, там картина смазана. Заслуживает внимание пациентка Зудова, поступила в 20 часов, диагноз установлен еще до госпитализации, рак желудка и метастазом в печень. Четвертая стадия, непроходимость желудка, уже неделю ничего не ест, резкое похудание. На ФГС пишут, что желудок непроходим. Думаю, что надо делать энтеростому. – доложил Алексей Петрович.
-Сколько ей лет? – спросил заведующий
-53 года - ответил доктор.
-Хм, молодая – покачал головой зав, и добавил – сделаем так, сегодня пусть пройдет все обследование, а завтра решим, что делать, а пока назначьте консервативное лечение.
Обсудив текущие вопросы и озвучив список операций на сегодня, заведующий опустил докторов на рабочие места.
У двери ординаторской Алексей Петрович увидел молодого человека, который переминался с ноги на ногу. Доктор хотел пройти мимо, но молодой человек остановил его.
-Извините – стеснительно произнес он – извините ради бога, что я отрываю вас от работы. Вижу, что вы после дежурства, но я вас не задержу – молодой человек умоляюще посмотрел на Алексея Петровича.
-Чем обязан? – недовольно спросил доктор.
-П-понимаете – заикаясь начал молодой человек – я ее сын.
-Чей сын? – с удивлением спросил доктор.
-Зудов я. Мама моя вчера к вам поступила.
-А-а! – вспомнил Алексей Петрович – что вы хотите узнать про нее? – добавил он.
-П-понимаете, она у меня одна, больше никого нет. Неужели ничего нельзя сделать? – с надеждой в голосе спросил сын Зудовой.
-Ну не знаю, мы еще не разбирались, я видел только амбулаторные выписки. Сегодня назначено обследование, завтра будет что-то ясно. Но в любом случае будем оперировать, выведем тонкую кишку на брюшную стенку, чтобы можно было бы ее кормить . – пояснил доктор.
-Д-доктор, я знаю, что она умрет, онколог из поликлиники сказал, что там все запущено – прошептал Зудов.
Доктору стало жаль молодого человека, и он, похлопав парня по плечу, ободряюще сказал:
-Чего ты мать то заранее хоронишь? Разберемся. А сейчас иди, я и так устал, а мне еще до сна семь часов работать. – и, не прощаясь, вошел в ординаторскую.
На следующий день, как обычно, была утренняя конференция. Алексей Петрович зашел свежевыбритый, в чистом халате, из-под медицинской шапочки на спину свисал хвостик пушистых волос, аккуратно стянутый резинкой.
Зав отделением с улыбкой иронично произнес:
-Петрович, ты когда свой хвост отрежешь? Нынче ведь бритоголовые в моде.
-Статусом я не вышел. Бритоголовые все при деньгах, а я нищеброд. – угрюмо произнес доктор.
-Ладно, шутки в сторону. Кто будет докладывать о прошедшем дежурстве? – серьезно произнес зав.
После доклада о дежурстве, зав отделением обратился к Алексею Петровичу:
-Я тут посмотрел историю болезни Зудовой. Будем делать энтеростому. Желудок непроходим, метастаз в печени. Короче, операция назначена на двенадцать часов, оперировать будешь ты, ассистировать будет ординатор Синельщиков.
На операционном столе лежала моложавая женщина. Было видно, что женщина еще не растеряла былой красоты. Умоляющим взглядом она посмотрела на доктора, но ничего не спросила.
Доктор отвернулся. Какое-то чувство вины захватило его, будто в ее болезни был повинен именно он.
-Начинайте – сказал он анестезиологу.
Через десять минут Алексей Петрович подошел к операционному столу.
Брюшная полость была вскрыта. Во время ревизии, Алексей Петрович нащупал метастаз в печени, распложен он был поверхностно, желудок представлял из себя конгломерат из плотных узлов, но не был спаян с окружающими тканями, хорошо подвижен. Пару увеличенных лимфоузлов он нащупал и в брыжейке. Алексей Петрович задумался.
-Зови заведующего – приказал он санитарке. Та быстро выскочила из операционной. Через пять минут в операционную зашел зав.
-Что у тебя? – спросил он.
-Олег Иванович, тут такое дело. Желудок не спаян с окружающими тканями? пенетрации нет, есть метастаз в печень, и пару лимфоузлов в брыжейке. Реально сделать экстирпацию желудка, удалить метастаз в печени и увеличенные лимфоузлы в брызжейке. А потом выполним эзофагоэнтеростомию с У-образным анастамозом . Метастазов то в легкие нет. Может поживет еще. А так ведь два-три месяца и все. В любом случае можно жизнь продлить, хотя бы на год. Как думаете?
-Хм, интересно. Сам справишься? - задумался зав . – может помочь?
-Пока нет, постараюсь справиться, если что позову. – ответил доктор.
Согласно кивнув головой, зав отделением ушел. Операция длилась около семи часов.
Уставший Алексей Иванович вышел из операционной, зашел в ординаторскую, прилег на диван и моментально уснул. Проснулся он в одиннадцать часов вечера. Идти домой не было смысла. Решив переночевать в больнице, доктор взял полотенце, и вышел в коридор . В коридоре его ждал все тот же молодой человек, сын Зудовой.
-Д-доктор, я вас ждал, все время заглядывал в кабинет, но вы спали. Мне уже рассказали, что опухоль вы удалили. Спасибо вам огромное. Она будет жить? – с надеждой спросил сын.
-Сейчас будет. А как дальше будет, я не знаю. Знаете, рак может и вернуться. – ответил Алексей Иванович. – и повернувшись, пошел в душевую.
Зудова была выписана через три недели на амбулаторное долечивание.
А еще через месяц к Алексею Ивановичу явилась пара – тот самый заикающийся молодой человек и моложавая худенькая, стройная женщина со вкусом одетая. Они принесли тяжелые сумки с продуктами, и торжественно вручив их Алексею Ивановичу, скромно удалились. Продукты были по братски поделены меду врачами в ординаторской, кое-что Алексей Петрович забрал домой, чтобы порадовать детей. Последнее время зарплату регулярно задерживали, и поэтому продукты оказались очень кстати.
Зудову Алексей Иванович случайно встретил в аэропорту через шесть лет, когда улетал в отпуск. Узнала его она. К нему подошла женщина с большим чемоданом.
-Доктор, вы помните меня? Я Зудова. Ну помните, с раком желудка. Это благодаря вам я сейчас здесь.
Доктор напряг память и вспомнил ту сложную операцию, когда было только 30 процентов из 100 на успешный исход. Зудова слегка постарела, но свежий цвет лица выдавал в ней здоровую женщину.
-Вот в Европу собралась, на отдых, на теплые моря то мне нельзя . Сына женила, внук у меня родился, а я замуж вышла. Это все благодаря вам………………………

2017 год

Алексей Петрович вошел в приемную главного врача. Молоденькая секретарша разговаривала по мобильному телефону. Ее яркий маникюр хорошо сочетался с розовой обложкой телефона, украшенной стразами.
-Да, котик. Да, любимый. Ну конееечно же. – ворковала она.
-Можно? – спросил Алексей Петрович – меня главный вызывал.
Секретарша, не поворачивая головы, и не прекращая разговор по телефону, указала доктору пальцем на дверь справа.
Алексей Петрович, дослужившийся до должности заведующего отделением, вошел в кабинет главного.
-Вызывали? – спросил он
-Вызывал – ответил главный, указав доктору на стул. За массивным, дубовым столом, в уютном кресле восседал плотный мужчина средних лет.
-Я тебя чего вызывал. – начал главный – тут к тебе в отделение госпитализирован больной с раком желудка. Я понимаю, что это не наш профиль, но мне звонила Тряпичникова, сестра пациента. Ну ты ее знаешь, она в министерстве работает, просила сделать для брата все, что возможно. Сам понимаешь, я ей не мог отказать. Может зверствовать перестанет, а то как с проверкой придет, во все углы свой нос сует, а потом акты кнопает. Задобала уже.
-А почему не в онкоцентр? – спросил Алексей Петрович.
-Да были они там , от операции еще семь месяцев назад отказались, не понравилось им там, с врачами конфликтовали. И вот теперь с четвертой стадией рака требуют лечения. Ты уж помоги, не им, так мне.
-Чем же я теперь помочь могу – удивился доктор.
-Ну не знаю, помоги чем-нибудь. – ответил главный.
-Хорошо, разберемся – недовольно буркнул Алексей Петрович и, прихрамывая, вышел из кабинета. Сегодня особенно сильно отекла правая нога. Тромбофлебитом доктор страдал уже второй год, но операцию все откладывал. То дача, то огород, то дети, уехав в отпуск, оставляли на попечение внуков.
-«Все брошу к чертовой матери, и осенью прооперируюсь» - подумал он. По лестнице подниматься было тяжело, и Алексей Петрович направился к лифту. Проходя по отделению, доктор зашел в ординаторскую и забрал историю болезни Тряпичникова для изучения. Через полчаса в кабинет заглянула молоденькая медсестра:
-Алексей Петрович, к вам посетитель.
-Кто? – спросил доктор.
-Не знаю. Злой такой, ругается. – ответила девушка.
-Ладно, зови.
В кабинет ввалился молодой человек. На его руке лежало дорогое пальто. Не поздоровавшись, он плюхнулся на диван, положил ногу на ногу в грязных ботинках. И произнес:
-Я сын Тряпичникова. Вам звонили.
-Ну звонили. И что? – в голосе заведующего отделения прозвучали недовольные нотки – Молодой человек, вы не в ресторан пришли, а в хирургическое отделение. На вас надеты грязные ботинки. И потом, почему вы не сдали пальто в гардероб? Кстати, даже в ресторане при входе снимают верхнюю одежду.
-Да плевать я хотел на ваш гардероб. Меня там не раздели, потребовали пропуск. – парировал сынок Тряпичникова.
-Какие проблемы? В администрации у нас есть отдел по работе с пациентами, вам там спокойно могли выписать пропуск. Позвольте, а как вы сюда зашли? –спросил Алексей Петрович.
-Через служебный вход. Так, доктор, давай закончим этот разговор. Я пришел поговорить по поводу отца. – пояснил сынок.
-Хорошо, закончим. Что вас интересует? – спросил Алексей Петрович.
-Меня отец интересует. Я хочу, чтобы вы сделали все, чтобы его вылечить. – категорично заявил посетитель.
-А разве вам в онкоцентре не объяснили, что теперь уже вашего отца вылечить невозможно? Семь месяцев назад у него был шанс, но отец, скорее всего с вашей подачи, от него отказался. Вот тут я вижу свежее заключение онкоконсилиума. Тут четко написано, что только паллиативное лечение и химиотерапия. Вы и от химиотерапии отказались?. – спросил доктор.
-Отказались, потому, что это химия. – ответил сынок.
-Так как же тогда вы себе представляете, что мы его вылечим? – с иронией спросил зав отделением. Щеки сынка зарделись от гнева. Он встал, принял позу льва, приготовившегося напасть, и, опершись обеими ладонями на край стола, наклонился к доктору :
-Слышь, ты, лепила! Если мой отец умрет, я тебя по судам затаскаю, ты у меня в тюрьме сгниешь. – и, повернувшись, направился к двери, с размах, распахнув ее ногой.
Зав отделением нажал кнопку звонка. Вошла медсестра.
-Катя, Синельщикова ко мне. Срочно!
Через десять минут в кабинет заведующего вошел хирург Синельшиков.
-Ты Тряпичникова смотрел? – спросил зав.
-Смотрел. – ответил хирург – там энтеростому надо выводить. Желудок полностью непроходим.
-Хорошо. Только его надо срочно обследовать по стандартам. Ну , там ФГДС, обзорную МРТ, всю лабораторию, ну и прочее, сам знаешь что. Пригласи онколога, гастроэнтеролога, терапевта, кардиолога. Да , еще эндокринолога не забудь, у него сахарный диабет. Смотри, чтобы комар носа не подточил. Понял? – спросил зав.
-Не понял. А зачем? Ну лаборатория то, понятно, но остальное зачем? Все в выписках есть, все свежее – недоумевал Синельщиков.
У зав отделением нарастало раздражение:
-Ты че, тупой? По стандартам, дорогой, по стандартам.
Рассказывать о гнусной сцене, произошедшей только что в его кабинете, желания не было, и так настроение испорчено на целый день.
Прошло два дня.
В кабинет зашла медсестра:
-Алексей Петрович, вас срочно требуют в операционную.
-Иду. – ответил зав, и направился к двери. Удивительно, но отек на ноге спал, и вместо лифта, он направился к боковой лестнице.
Зайдя в операционную, Алексей Петрович увидел Синельщикова, который сделал ему знаки отойти вместе с ним в сторону, подальше от лишних ушей.
-Алексей Петрович, тут такое дело. Я произвел ревизию брюшной полости, желудок опухолью поражен полностью, но пенетрации нет. Желудок полностью подвижен. Есть метастаз в печень, но его реально можно удалить. Брыжейка чистая. Че, может экстирпацию желудка сделать с наложением эзофагоэнтеростомы? Как думаете? Ведь шанс есть. – шепотом произнес хирург.
Шанс? – возмутился Алексей Петрович – Четвертая стадия, а ему шанс. Только паллиатив. А если потом произойдет несостоятельность анастамоза? Сахарный диабет ведь у него , сам понимаешь, какая там заживляемость. Плюс кахексия. Не выдумывай. Бери биопсию из метастаза, формируй наружную стому и закрывай живот. – категорично приказал зав.
-А вдруг? – просящим голосом спросил Синельщиков.
-Никаких вдруг, Я все сказал. Делай по стандартам. После операции зайди ко мне –тоном, не терпящим возражений, заявил Алексей Петрович, и направился в отделение.
Через два часа в кабинет зашел Синельщиков. Вытер лацканом халата пот со лба и спросил :
-Леш, что с тобой? Мы столько лет с тобой работаем, неоднократно рисковали. Но ведь получалось же! Ты помнишь подобный случай лет 20 назад, только там женщина была?. Ты же сам говорил, что встретил ее лет через пять живой и здоровой.
-То времена другие были. – устало произнес Алексей Петрович . – тут сегодня приходил ко мне его сынок, тварь законченная. Грозил карами, тюрьмой. И ведь это реально, он ни перед чем не остановится, чтобы нас с тобой засадить, а потом еще и миллионные компенсации содрать. А пациент наш знаешь кто? Это братец той министерской крысы, которая тут периодически с проверками шастает, засовывая свой нос в каждое ведро. Неееет, этим тварям только по стандартам, которые, кстати, и разработало ведомство , где работает эта крыса. Пусть на своей шкуре опробуют эти стандарты.
-А пациент тут причем? – с недоумением спросил хирург.
-А при том, что я тебе уже говорил, что времена теперь другие. Теперь мы обслуга и требуют с нас, как с обслуги. Клиническое мышление благополучно похоронено, вместо него появились пресловутые стандарты, которые требуют неукоснительно соблюдать. Шаг влево, шаг вправо, или административка, или уголовный кодекс. Так что, дорогой коллега, сейчас настало время думать о себе. Вот например, сделал бы ты экстирпацию , вложив а этого пациента душу , и он выжил, тебя страховая напряжет. Случай не оплатят, да еще штраф нехилый сдерут. Думаешь, что госпожа Тряпичникова тебя защитит? Да она про тебя на следующий день позабудет, как и сам пациент и его сынок. Мало того, еще могут сказать, что у него с собой сто тыщ рублев были, а мы их украли. Ну, а если он не выживет, то тут уж уродственнички сделают все, чтобы тебя и меня засадить, да еще и миллионные компенсации содрать. Как тебе такая перспектива? И дадут тебе два года, нет, не условно, а реально. И не факт, что с твоей стенокардией, ты оттуда живым вернешься. А кто твою семью кормить будет? У тебя жена в поликлинике копейки получает, да еще незамужняя дочь беременная. Кроме того, тебе сколько лет еще ипотеку выплачивать? Лет десять? Вот и останутся твои без денег и квартиры. Стоит ли жизнь Тряпичникова страданий твоей семьи? Я популярно объяснил? – под конец тирады спросил Алексей Петрович.
-Понял, только что-то как-то не по себе от ваших слов. Нас раньше другому учили.
-Забудь все, чему тебя когда-то учили, обстоятельства вносят в жизнь иные реалии. И если мы им не подчинимся, то не выживем. Ты вообще-то иногда новости читаешь? – спросил зав отделением.
-Когда мне? По двое суток подряд дежурю, только выспишься, и опять на работу. Семью то не вижу. – посетовал Синельшиков.
-Ну и напрасно. А там уже почти во всех новостях вещают как то там врача посадили, то еще где-то, да еще и присудили пару миллионов компенсации, а электорат аплодирует этим новостям. А они ведь тоже хотели пациенту дать шанс. Тебе вроде бы полтинник, а ты все никак не избавишься от юношеского максимализма.
Через три месяца пациент Тряпичников умер от желудочного кровотечения, вызванного прорастанием в сосуды злокачественной опухоли. Сын обратился в прокуратуру с требованием жестоко наказать врачей онкоцентра и хирурга Синельщикова вместе с заведующим отделением. Следственная проверка длилась почти год. Сынку умершего пациента в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с отсутствием состава преступления. 
мы называем это жизнью, а это просто список дел #735896

Живу я здесь
Российского главврача накажут за койки из стульев и досок

Главврача Кузнецкой межрайонной больницы Пензенской области Алексея Потапова привлекут к административной ответственности за сделанные из досок и стульев койки.
Возбуждено дело о нарушении санитарно-эпидемиологических норм (статья 6.3 КоАП). Главврачу грозит штраф от 500 до тысячи рублей.

https://lenta.ru/news/2019/01/22/glavvrach/

Учитывая, что больница - это бюджетное учреждение в бюджете которого вечно нет денег, то врачу, наверное, следовало собрать с коллег денег на дополнительные койки.
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #735992
Отзывы об организациях

Дизайн-студия Александра Дорохова

Очень приятно работать со студией веб-дизайна Александра. Обратившись к ним за продвижением нашего сайта, ...

Юрий 16.06.2019 15:26

Магазин Автоключ

Хороший магазин, нахожу там то что в интернет-магазине не всегда найдешь. Ключи по ценам тех же интернет...

Андрей 16.06.2019 12:24

Типография Орион-Принт

Давно сотрудничаю с типографией Орион Принт. Низкие цены и талантливые специалисты. Рекомендую....

Ольга 14.06.2019 17:36

БУОО «Орловская городская станция по борьбе с болезнями животных»...

Привезла кошку на стерилизацию, а в итоге ее просто угробили. Как можно было убить животное, проводя такую базо...

Елена 13.06.2019 15:40

Межгалактический флудер
S.A., так как койки именно дополнительные, то не нужно госпитализировать "лишних". Самые распрекрасные койки сверх нормы это нарушение санитарных норм, по которым рассчитан метраж на одного пациента. Да и дополнительная нагрузка на медиков - значит нарушение Кодекса о труде. Так что пусть помирают, ибо "местов нету". (сарказм если чо) 
мы называем это жизнью, а это просто список дел #735997

Живу я здесь
doctor, мне там у Вас особенно понравилось про трепетное отношение к Трудовому кодексу и нагрузку на медиков. (сарказм если чо) 
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #735998

Живу я здесь
Больничная палата в Красноярске.
https://prmira.ru/news/i-eto-v-nashi-dni-i-vojny-net-v-socsetyah-opublikovali-foto-palaty-v-20-j-bolnice-eto-tlen-lozhis-i-/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Душевная атмосфЭра для излечения.
Там чиновников, наверное, лечат. 
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #736277

... 
Культурного употребления наркотика, как и культурного безобразия, не бывает! Бросать нужно сразу и навсегда! А ещё лучше - даже не пробовать! Береги своё здоровье, ты нужен близким! #736336

Живу я здесь
Из свежего доклада Контрольно-счетной палаты (КСП) Москвы за 2018 год о состоянии системы здравоохранения.

“не удается восполнить естественный отток работников отрасли”
“В 2017 г. численность врачей снизилась по сравнению с 2014 г. на 3076 человек (с 47 179 до 44 103 человек), среднего медперсонала (СМП) – на 16 351 человек (с 88 667 до 72 316 человек)”
“Еще большими темпами снижается удельный вес врачей, имеющих квалификационную категорию, – с 46,5% в 2015 г. до 37,8% – в 2017 г., или на 8,7 п.п., что свидетельствует об оттоке из государственных клиник столицы наиболее грамотных специалистов.”
“Полнота укомплектованности учреждений врачами и средним медперсоналом в 2015–2017 гг. не обеспечивалась и ежегодно снижалась”
“обеспеченность населения медперсоналом снизилась: врачами – с 38,7 в 2014 г. до 35,28 на 10 тыс. человек населения в 2017 г., СМП – с 72,8 до 57,85 на 10 тыс. человек населения”
И это все при том, что на реализацию “Программы кадрового обеспечения государственной системы здравоохранения Москвы” было направлено с 2012 до 2018 года 2,5 трлн рублей!

https://zen.yandex.ru/media/stom/vrachi-massovo-uvolniaiutsia-nachalos-5c4efecccb725500aea5eef9

И это в Москве. Что уж про Орёл говорить. 
Интернет как жизнь: делать нечего, а уходить не хочется... #736418

Популярное
на форуме

Отзывы о ресторанах


Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться