18+ 11 сентября 2018 в 17:52 1345 0
Культура

Евгений Водолазкин и Гузель Яхина представили свои новые романы на писательских встречах в Ясной Поляне

8-10 сентября в музее-усадьбе «Ясная Поляна» прошли традиционные писательские встречи. В этот раз посвящённые 190-летию со дня рождения великого писателя и мыслителя.

Фото: Ирина Крахмалева/InfoOrel.ru

9 сентября человечество отметило 190 лет со дня рождения Льва Николаевича Толстого. В имении писателя в Тульской области в этот день свободный вход для всех желающих. Кроме прогулок и посещения знаковых толстовских мест, гостям предложено было поучаствовать в писательских встречах. На одной из таких побывал и InfoOrel.ru.

Воскресным днём в Доме культуры «Ясная Поляна» в одноименной деревне диалог с читателями устроили современные писатели Евгений Водолазкин и Гузель Яхина. Оба известные как обладатели отечественных литературных премий, авторы романов, вызвавших живой читательский отклик и вышедших под редакцией Елены Шубиной.

Евгений Водолазкин выступил в дуэте с Михаилом Радюкевичем (гитара). Фрагменты нового романа «Брисбен» Водолазкин прочитал в музыкальном, неавстралийском оформлении: где-то музыка дополнила слово, где-то вступило с ним в спор.

Главный герой романа ищет новый смысл жизни. Он гитарист-виртуоз, и потому «Брисбен» – это в каком-то смысле музыкальный роман, анонсировал текст, который должен выйти в октябре, автор. Мы услышали отдельные главы, которые, конечно, не выстроились в единую сюжетную линию, но создали благодатную атмосферу – предвкушения нового текста на красивом русском языке, с вкраплениями украинского.

Действие происходит в Киеве, Париже, Мюнхене. Но только не в австралийском Брисбене, куда стремится героиня, но, по-чеховски, дальше мечты не уходит. Любовь как музыка, музыка любви – этим преисполнен роман, в нём много музыкальных терминов и описания тех или иных гитарных приёмов. Но больше – того, что стоит за искусством, что его составляет.

В некоторых главах явно царит стихия юмора. Даже вспомнились описанные Пелевиным авантюры родом из 90-х – здесь есть бывший идейный вдохновитель финансовой пирамиды, который с друзьями-музыкантами организовал квартет. А потом был арестован.

Такой формат презентации грядущей книги в новинку, но, кажется, автор и его друг-музыкант остались довольны результатом. Публика же будет ждать обещанный роман.

На второй презентации главным действующим лицом была Гузель Яхина. Как и Водолазкин, некогда анонсировавший выход в свет романа «Авиатор» через образовательную акцию «Тотальный диктант», Яхина в этом году написала для проверки грамотности русскоговорящими фрагмент своего уже вышедшего, но ещё совсем свежего романа «Дети мои». Это жизнеописание Якоба Ивановича Баха, неприметного и скромного школьного учителя из поволжской немецкой колонии.

Из аннотации к книге: «Накануне революции с Якобом Ивановичем, уверившимся уже, что жизнь его навечно останется жизнью архетипического «маленького человека», происходит важное событие: он без памяти влюбляется в юную Клару – дочку богатого хуторянина с противоположного берега Волги. Вопреки воле отца, желавшего увезти дочь в Германию, девушка сбегает с учителем, а после, отвергнутые прочими колонистами, влюбленные уединяются на зачарованном хуторе – как выясняется, навсегда».

Гузель призналась, что притяжение первого своего романа, получившего признание читателей и критиков, – «Зулейха открывает глаза» – преодолеть было тяжело, на это ушёл год. И вот тогда последовала дружескому совету Евгения Водолазкина написать что-то абсолютно другое. С другим языком и героями. Первая книга была динамичной, шла от сюжета, имела кинематографические черты. Во втором романе больше жизни души, медленных внутренних движений. В результате получилось воплотить зреющий замысел отразить в книге судьбу немцев Поволжья.

Как и при написании первой книги, Гузель Яхина опиралась на документы, воспоминания тех, о ком предстояло рассказать. Даже выписала две книги из-за границы на немецком, чтобы погрузиться в жизнь и мысли народности. И планов оттого в книге три – личный, исторический и этнографический. Есть в новом романе четыре главы о Сталине с более чем прозрачным авторским отношением к тоталитарному режиму. Уместно ли, спросили читатели. Конечно, без тени сомнения ответила Яхина. И попросила обратить внимание на параллель: отец народов и немцы Поволжья – отец и приёмные дети.

Автор также раскрыла значения метафоры молчания Якоба Баха. По замыслу писателя, это образ умолчавших в себе историю предков, которые из-за этого обречены на отдалённость от детей, остро нуждающихся в коммуникации и не получающих её от родных сердец.

На высоком берегу Волги, которая есть отдельный образ в книге, Г. Яхина действительно была и уверилась: да, он такой, какими она его описала в книге.

Евгений Водолазкин назвал роман не историческим, не бытописанием, а мистическими и метафизическим текстом. Он увидел в нём отзвуки немецкой литературы (Гофмана, Кафки), отдельные гоголевские мотивы (с его маленьким человеком, желающим отрешиться от сурового внешнего мира, замкнуться в себе).

Писатель Алексей Варламов, модератор встречи, нашёл в тексте аллюзии к фильму «Андрей Рублёв» А. Тарковского. Гузель Яхина ответила, что сознательно такую линию не проводила, но, возможно, связи действительно есть, потому что это кинофильм она много раз пересматривала и была бы счастлива обнаружить его черты в своих произведениях.

Е. Водолазкин признался, что у коллег нашёл чему поучиться: А. Варламов покорил его открытием простого и ясного стиля изложения, а Г. Яхина – способностью создавать литературу в Present Continuous (настоящем длительном).

10 сентября в Доме культуры «Ясная Поляна» показывали  новый фильм Авдотьи Смирновой «История одного назначения». На вопросы зрителей ответил один из авторов сценария Павел Басинский. В тот же день фильм удалось посмотреть и нам, правда уже в кинотеатре в Орле. Благо, он идёт в прокате. Картина заслуживает внимания. В ней решаются проклятые вопросы, над которыми ломала голову русская классическая литература. На фоне одного происшествия в роте в Тульской губернии. События и имена реальные. В ней есть трагедия жизни и величие смерти. Поступки и чувство вины. Проблема нравственного выбора. Защиты и обвинения. Долга и человечности. И острый вопрос: можно ли законом, пусть и самым справедливым, определить значение человеческой жизни. Чего стоит одна только защитительная речь графа Толстого, который стал адвокатом писаря Шабунина... Кино сложное, но, безусловно, талантливое. И ориентированное на мыслящего, сочувствующего зрителя.

Кстати, в череде праздничных мероприятий сохранился традиционный формат «Слова о Толстом». У дома писателя в день его рождения своё слово сказали писатель и кинодраматург, лауреат премии «Ясная Поляна» Андрей Рубанов, британский филолог Catherine Brown и поэт, эссеист, постоянный участник писательских встреч орловец Владимир Ермаков. Свою речь последний опубликует на страницах газеты «Орловский вестник», в ближайшем номере.

Ирина Крахмалева,

фото автора


Источник: Инфо-Сити, www.infoorel.ru

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Популярные новости

Россельхозбанк

Отзывы ресторанов


1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859
Вход
Регистрация
Отправляя заявку, вы соглашаетесь с условиями
политики конфиденциальности
Восстановление пароля

Пожаловаться